01.11.2016 Обновлено: 17.04.2020 2764

Можно ли жить без боли?

Эксперт

Голубев Михаил Аркадьевич

Ваше мнение

Оставить отзыв

Мы чувствуем боль каждый день, и это в большинстве случаев можно считать благом. Неприятные ощущения вспыхивают в мозгу, словно «стоп-сигнал» у автомобиля, притормозившего возле выбоины на асфальте — осторожно, опасность!

Боль предупреждает нас о беде: не случайно во многих языках это однокоренные слова. Она спасает от ожогов — если мы случайно коснулись горячего утюга, бережёт от серьёзных травм — уколов палец иголкой, мы тут же отдёрнем руку. Подобные случаи не счесть, каждый из нас может припомнить тысячи таких личных историй.

Великий русский физиолог академик Иван Павлов считал боль движущим фактором эволюции. Она помогает нам выживать, словно строгая няня, с детства учит осторожности.

Медики называют боль своим союзником. Ещё во времена Гиппократа родилась пословица: «Боль — сторожевой пёс здоровья».

«Что у вас болит?» — этот вопрос врачи задают каждому пациенту. Локализация и характер боли позволяет определить причину недомогания, выбрать методы лечения.

Но боль может стать врагом, когда становится нестерпимой. Что же делать, если «сторожевой пёс», взбесившись, рвёт мозг своего хозяина?

От дубинки к эфиру

От дубинки к эфиру

Ещё в древности знахари искали способы, как избавить больных от мучений. Использовали отвары трав — белладонны, цикуты, индийской конопли и прочих растений. Индейцы в Латинской Америки до сих пор используют для снятия боли листья и плоды коки, а шаманы на Алтае с той же целью делают настой из мухоморов.

В Афганистане мне приходилось видеть моджахедов, которые справлялись с болью при помощи анаши: накурившись, они не обращали внимания на свои раны.

А самым древним способом анестезии можно считать дубинку. Шарахнув беспокойного пациента по голове, знахари эпохи неолита проводили над обездвиженным телом нехитрые операции — вправляли вывихи, зашивали раны.

Даже в древнем Египте и в Китае, где первыми научились изготовлять и применять для обезболивания опий, дубинка была непременным спутником лекаря. Этот «инструмент» благополучно просуществовал в медицинском арсенале вплоть до 18-го века: при хирургических операциях на полях сражений пациенты первым делом получали удар колотушкой по голове.

Правда, тогда уже существовали и другие, более гуманные, способы — умелые хирурги «отключали» пациентов, нажимая на нервно-сосудистый пучок.

В Средние века для обезболивания начали применять алкоголь, стакан крепкого напитка спасал от болевого шока. Во время Великой Отечественной войны спирт в медсанбатах тоже частенько использовали для такой цели.

Когда заканчивались традиционные препараты для анестезии, мы давали раненым водки, — рассказывал мне кандидат медицинских наук ветеран войны Евгений Михайлович Чучкалов. — У каждого хирурга был свой резерв спирта, на фронте врачи его использовали не только как антисептик.

Анестезии в современном смысле нет и двух веков. Первым применил закись азота для обезболивания при хирургической операции в 1845-м году американский стоматолог Хорас Уэллс, но это изобретение признали только после его смерти. Коллеги, которых Уэлс пригласил на публичное удаление зуба, осмеяли новый метод, не догадавшись, что пациент кричал не от боли, а от страха. Опозоренный врач бросил медицину и вскоре покончил с собой. Памятник Уэлсу поставили только через сотню лет, а лавры первооткрывателя анестезии достались его ученику Уильяму Мортону. В 1846-м году, использовав пары эфира для обезболивания, он удалил опухоль на шее у пациента.

А в 1847-м году эфир успешно применил в России хирург Фёдор Иванович Иноземцев, проооперировав опухоль груди. В том же году начал использовать эфир Николай Иванович Пирогов — в полевых условиях он делал операции под наркозом первым в мире. За свою жизнь этот знаменитый хирург провёл более десяти тысяч операций под анастезией. В усадьбе-музее Пирогова в Виннице до сих пор хранится та самая первая баночка из под эфира. Сосуд, из которого вышла вся наша отечественная анестезия.

В 1853 году английский акушер Джон Сноу использовал хлороформ для общего наркоза во время родов — его пациенткой была сама королева Виктория. Этот случай послужил такой мощной рекламой хлороформу, что медики применяли его целых полвека, не смотря на высокую токсичность.

Доктор Фрейд тоже ошибался

Доктор Фрейд тоже ошибался

Психиатр Зигмунд Фрейд в качестве обезболивающего и успокаивающего средства рекомендовал своим пациентам кокаин — фармацевты в конце 19-го века считали его безвредным лекарством. Фрейд посоветовал кокаин своему другу офтальмологу Карлу Коллеру и тот стал использовать его для местно