23.03.2016 17790

Почему россияне покупают неэффективные лекарства

Эксперт

Голубев Михаил Аркадьевич

«В России клиническое исследование препарата законодательно не является необходимостью»

Восемь лет назад топ-менеджеры норвежской фармкомпании Nycomed Group Хокан Бьерклунд (президент компании) и Йостен Дэвидсен (на тот момент — президент «Никомед Россия-СНГ») дали знаковое интервью журналу «Секрет фирмы», приуроченное к строительству завода Nycomed на территории России. Речь в нем шла, в частности, об «Актовегине», который на тот момент занимал третье место по продажам в России. Журналист не смогла найти информацию о нем ни на международном сайте фармкомпании, ни в других западных источниках. Возник резонный вопрос, почему так? «Может быть потому, что из-за коровьего бешенства во многих странах продажи препаратов, содержащих компоненты животного происхождения, запрещены, а «Актовегин» их содержит?», — спрашивает журналист «Секрета фирмы».

«Йостен Дэвидсен: Да, в ряде европейских стран такие препараты запрещены, и там мы не продаем «Актовегин». Впрочем, исторически сложилось, что основной рынок для «Актовегина» — Россия и СНГ. Nycomed предложил этот продукт еще в советское время. Сегодня здесь реализуется 70% от общего объема производства «Актовегина».

Журналист: Существует мнение, что медицинская эффективность «Актовегина» не доказана, поскольку он не подвергался клиническому исследованию.

Йостен Дэвидсен: В России клиническое исследование препарата законодательно не является необходимостью, поэтому его отсутствие не может быть для нас проблемой. Почему мы его не проводим? Потому что не испытываем потребности это делать. Мы видим, что препарат востребован российскими врачами, они его рекомендуют пациентам. Это важный момент, так как врачи в России достаточно консервативны и придерживаются известных и хорошо зарекомендовавших себя техник лечения. В свою очередь, потребители лояльны к «Актовегину».

В принципе, это все, что нужно знать о современном фармацевтическом рынке России. С тех пор ситуация, в лучшем случае, не изменилась.

По мнению директора «Некоммерческого партнерства по содействию в продвижении социальных программ в области здравоохранения «Центр социальной экономики» Давида Мелик-Гусейнова, сегодня на российском фармацевтическом рынке из 17 тыс. зарегистрированных лекарственных препаратов 40% — мусор, то есть неэффективные, а порой и опасные для здоровья. 

Антон Родионов.jpgАнтон Родионов, кардиолог, кандидат медицинских наук, соглашается с такой оценкой, по крайней мере, если говорить об объемах продаж. По его мнению, отечественные производители по большей части не считают нужным вкладывать деньги в серьезное изучение препаратов, полагая, что раз законодательство этого не требует, то сойдет и так.

Более того, государство не может обеспечить гарантии качества ЛП, поскольку Росздравнадзор проверяет не более 3% лекарств, находящихся в обращении, утверждает Давид Мелик-Гусейнов. И такие препараты входят в том числе в список жизненно необходимых важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП), замечает терапевт, кандидат медицинских наук Ярослав Ашихмин. Напомним, что список ЖНВЛП каждый год утверждается Минздравом. «Многие лекарства практически не применяются на Западе, поскольку из «польза» не сопоставима с риском серьезных осложнений», — продолжает Ашихмин.

doktor_aleksey_yakovlev_2.jpgВ своем блоге Алексей Яковлев, известный врач (психиатрия, общая практика и управление здравоохранением), председатель Национального общества промышленной медицины, пишет: «Запросы российских пациентов формируются недобросовестной рекламой фармакологических компаний, а те в свою очередь опираются на антинаучные представления и подходы к лечению ряда «популярных» заболеваний, не поддающиеся искоренению с советских времен. 

Россия стала важным рынком сбыта всевозможных «фуфломицинов» для ряда крупных компаний. Сначала на производстве неэффективных снадобий проспециализировался фармрынок СССР и дружественных соцстран Восточной Европы, а затем, когда уже был сформирован оболваненный потребитель, сознательно и убежденно требующий малоэффективных или устаревших препаратов, а то и «лекарств» от вовсе несуществующих болезней, — подключились и крупнейшие фармкомпании Западной Европы, переориентировавшиеся целые направления под загадочного российского больного. Money talks, как говорится».

Не должна медицина в отдельно взятой стране принципиально отличаться от остального мира, уверен Антон Родионов. «Но ситуация именно такова: бесполезные — в лучшем случае — препараты попадают в список ЖНВЛП, многие врачи просто не знают, что они бесполезные, а пациенты требуют привычных лекарств. Возникает порочный круг. Кроме того, даже грамотные врачи порой вынуждены рекомендовать пациентам такие лекарства, потому что они есть в стандартах, потому что пациенты их требуют и потому что в противном случае врача может оштрафовать страховая компания», — сетует он.

Известный принцип «спрос рождает предложение» послужил поводом для того, что витрины наших аптек заполонили препараты сомнительного качества, не обладающие никакой доказательной базой, соглашается клинический фармаколог Ольга Туфанова. Особенно это актуально для групп лекарств для лечения наиболее распространенных заболеваний: ОРВИ, грипп, ангина, бронхит, бессонница, депрессия, снижение потенции, варикозная болезнь, перечисляет она. 

«Также большую популярность среди покупателей имеют различные «общеукрепляющие» препараты, которые, по словам производителей, лечат все, но на самом деле не лечат абсолютно ничего. Если люди готовы покупать эти препараты и платить за них деньги — фармацевтические фирмы с удовольствием будут их производить и распространять», — констатирует Ольга Туфанова.

Лекарства, которые во всех развитых странах либо давно запрещены, либо даже не начинали производиться, поскольку еще на этапе клинических исследований была выявлена их небезопасность, в России продаются в открытом доступе. «Этому способствуют также и фармацевты, которые охотно посоветуют клиенту лекарство для лечения кашля, давления, простуды без осмотра и проведения дополнительной диагностики. Подобная практика распространена в нашей стране очень широко», — замечает Ольга Туфанова. 

Таким образом, в нашей стране аптека работает по принципу магазина, где люди самостоятельно выбирают для себя лекарства, говорит она. Естественно, обычные люди не имеют ни малейшего понятия о качестве своих покупок. Большинство из них верит: если препарат дошел до прилавка в аптеке — он безопасен, эффективен и есть те, кто за это отвечают. Однако, это очень большое заблуждение. Антон Родионов приводит в пример США, где лекарства продаются исключительно по рецепту, без инструкции и упаковки. «Инструкцию знает врач, пациенту ее знать незачем», — объясняет Антон Родионов.

Бесполезный топ

По данным ежемесячного исследования DSM Group «Фармацевтический рынок России: Январь, 2016 год», в Топ-5 самых продаваемых лекарственных препаратов вошли ингаварин, кагоцел, арбидол, эргоферон и амиксин. «Все перечисленные препараты относятся к лекарствам с недоказанной эффективностью», — замечает Антон Родионов. Качественных исследований, удовлетворяющих мировым стандартам, в отношении этих препаратов не проводились, поэтому неизвестны ни их эффективность, ни безопасность. Пока не появятся результаты серьезных клинических исследований, их принимать нельзя, предупреждает врач. 

В своей книге «Лекарства: как выбрать нужный и безопасный препарат» Антон Родионов пишет, что к таким лекарствам относится и подавляющее большинство так называемых сосудистых препаратов: актовегин, церебролизин, кавинтон, глиатилин и т. п. «То же самое с интерферонами. Теоретически они должны помогать при любой инфекции, но для этого дозы должны быть большими. А при больших дозах интерферон становится токсичным. 

Поэтому производители интерферона продают его в очень малых дозах, которые не оказывают никакого воздействия на вирусы. Мы как-то с коллегами посчитали, что для достижения реального противовирусного эффекта одного из препаратов интерферона, который активно продается в аптеках, надо залить его в нос в количестве 400 миллилитров. Это два стакана, между прочим», — пишет Антон Родионов. Из интерферонов в Топ-20 лекарственных средств по объемам продаж, по данным DSM Group за январь 2016 года, помимо Эргоферона вошли также Анаферон, Виферон, Гриппферон и Циклоферон.

Девять бесполезных или вредных препаратов, особенно популярных в России

Анальгин, баралгин

original_analgin_ampuly_50_2_ml_10_sht_www_piluli_ru_eapt233957.jpgДействующее вещество: метамизол натрия

Производитель: Нижфарм, ПФК «Обновление», Дальхимфарм, Самсон-мед и другие

Почему неэффективен или вреден

По данным ВОЗ, метамизол натрия выведен из обращения более чем в 30 странах или его применение резко ограничено. Решение об ограничении или запрете основывалось на данных так называемого «Бостонского исследования», International Agranul ocytosis and Aplastic Anemia Study — IAAAS (Международного Исследования по Агранулоцитозу и Апластической Анемии), которое проводилось с 1980 по 1986 года в восьми медицинских центрах семи стран. Выводы исследования одноз