24.04.2016 12794

Особенные дети в мире здоровых детей

Эксперт

Сундуков Александр Вадимович

Недавно мы играли с дочкой маленькими фиксиками из киндер-сюрпризов. Ей 5 лет, она здоровый и жизнерадостный ребенок. Она построила для них дом из конструктора и всех расселила. Смотрю, один фиксик валяется в стороне. Я спрашиваю: «Женя, а этого ты почему не взяла в дом?» На что дочь ответила: «А у него руки отломаны». Я могла бы спокойно выбросить этого несчастного фиксика (у нее их куча). Но меня эти слова ее так «резанули». Я говорю: «Женя, на свете есть дети, которые не могут ходить, у кого-то нет рук или ног. Но они все хотят жить и играть вместе со всеми!» Женя сказала: «Ладно, давай дадим ему имя. Нолик у нас есть. Этот пусть будет Ролик!» С тех пор Ролик «живет и играет» вместе со всеми, а дочка не обращает никакого внимания на отломанные руки. Кроме Ролика у нас живет лошадка без хвоста, керамический пингвин с пластилиновой спиной (упал неудачно) и даже перемотанная скотчем машинка.

За пять лет мы встретили только однажды на улице десятилетнего мальчика в инвалидной коляске. Дочка спросила: «Мама, а почему такой большой мальчик все еще в коляске ездит?» А я ответила, что у него болят ножки, и он не может ходить.

Мое дорогое дитя! Как мне объяснить тебе, что в жизни ты встретишься с самыми разными людьми? Как научить тебя уважать человеческое достоинство и помогать ближнему?

Право на жизнь

В России ежегодно увеличивается количество детей-инвалидов. За последние пять лет их стало на 9% больше. Отчасти это можно связать с прогрессом в нашей медицине. Да-да, именно так. Сейчас стали выхаживать глубоко недоношенных детей, которых рождается все больше. А исходы у таких детей не всегда благоприятные, многие из них имеют несколько инвалидизирующих заболеваний. И это только одна из причин. А что прячется за этими сухими цифрами страшной статистики? За ними прячутся боль и слезы матерей, страдания детей и зачастую беспомощность медицины. Но все люди на Земле имеют право на полноценную жизнь!

Жизнь ребенка-инвалида не должна ограничиваться инвалидным креслом и детской комнатой, если это позволяет состояние его здоровья. Ему нужно общаться с другими детьми, ходить по возможности в школу и детский сад, посещать кружки и студии, путешествовать, заводить друзей и просто жить, наслаждаясь своим детством. Ребенку с особенностями очень сложно научится жить в мире среди здоровых людей. Но и здоровым детям порой не просто найти общий язык с такими детьми.

Почему здоровые дети часто не готовы принять ребенка с особенностями?

Почему здоровые дети часто не готовы принять ребенка с особенностями?

Общество много говорит красивых и правильных слов о гуманном отношении к людям с ограниченными возможностями, но очень часто все заканчивается на этапе разговоров.

А делает ли общество что-нибудь полезное для детей с ограниченными возможностями? Конечно, делает. Существуют школы для детей-инвалидов. Организуются праздники и мероприятия для детей-инвалидов. Популярные певцы организуют благотворительные концерты для детей-инвалидов. Вроде бы все хорошо? Но на деле, все эти мероприятия разделяют детей на две группы (ты ─ нормальный, а ты ─ инвалид). И вроде бы особый ребенок оказался среди «своих», но в общество он не влился. И до тех пор, пока дети-инвалиды живут в своем мире, они будут казаться инопланетянами для здоровых детей.

Вот как вспоминает события тринадцатилетней давности Людмила, мама девочки Риты с расщелиной губы и неба: Девочка лет пяти, показывая пальцем на «развороченную мордаху» моей Ритки, спросила у мамы о том, что это с моей девочкой. Мама закрыла глаза девочки рукой и увела ее, приговаривая: «Не смотри, не смотри на такое!» Реакция ребенка не тронула меня тогда ни капли. Но мама…ах, уберегла ребенка от травмы! А как по мне, именно в этот момент она приложила руку к тому, чтобы сделать из своей дочери душевного инвалида.

Во всех проблемах поведения наших детей виноваты только мы сами. Прежде, чем требовать от своего ребенка сострадания и участия, нужно самим стать чуточку добрее и отзывчивее. Посмотрите на себя со стороны. Совсем не обязательно каждый день встречаться с инвалидами, чтобы научиться общению с ними.

Уставшая мама-учительница жалуется папе за ужином, как же ей надоели «эти дебилы». Папа, в свою очередь, раздраженно говорит маме, что «начальник-идиот задержал зарплату». Между делом обсудили, как «сосед-старый шизофреник полночи стучал по батарее», а «олигофрены из пятой квартиры опять накидали окурков в подъезде». Между прочим, все эти обзывательства являются официальными медицинскими терминами. И пока мы используем слова, относящиеся к людям с ограниченным возможностями в качестве обидных слов, чтобы унизить и оскорбить другого человека, не стоит ждать гуманности от наших детей. Бесполезно после таких разговоров в семье, говорить своему ребенку, что тот мальчик с синдромом Дауна ничем не хуже тебя.

Следите за речью. Дети копируют наше поведение. Найдите слова и фразы, которые не будут так сильно ранить особенных детей и их родителей. Уберите слова: «паралитик», «слепой», «глухой», «ненормальный», «неполноценный», «прикованный к постели». Вместо них используйте: «человек с особенностями здоровья», «человек с ограниченными возможностями», «незрячий или слабовидящий», «слабослышащий» и другие.

Не надо стесняться своих чувств

Не надо стесняться своих чувств

Мы все испытываем разные чувства к разным людям. Мы не обязаны всем нравиться и не обязаны всех любить. Это тоже нужно донести до ребенка. Стыдиться своих чувств человек может, но это его чувства, а сердцу, как говорится, не прикажешь.

Люди с ограниченными возможностями тоже разные, у каждого своя история, свои мечты и своя жизненная позиция. Кто-то говорит: «Не надо меня жалеть! Да, у меня нет руки. Но я прекрасно учусь в школе и стану учителем». Хочется поддержать такого ребенка, дать ценный совет и пожелать больших успехов. А если ребенок-инвалид стоит в подземке и просит милостыню, то какие чувства, кроме жалости он вызовет?

Исповедь Татьяны: 15 лет назад я работала в магазине детской ортопедической обуви. Однажды к нам пришла женщина с трехлетней дочкой. Ее дочка могла с трудом ходить. У нее были деформированы конечности, очень неуверенные движения, плохая координация, сильное косоглазие. Она не говорила, только невнятно мычала. Изо рта струйкой текла слюна, которую мать все время вытирала салфеткой, текло из носа... Одним словом, зрелище не самое вдохновляющее. И вот эта несчастная девчушка почему-то сразу ко мне потянулись. Она буквально повисла на мне, крепко обнимая, прижимаясь всем телом, утыкая лицо в шею и замирая так. Она старалась взять мое лицо в ладошки свои неловкие и что-то передать мне своим мычанием-стоном. Она отталкивала мою напарницу, громким криком выражая свое недовольство, и соглашалась примерять обувь только со мной. Мне действительно удалось подобрать ей удобную обувь, не знаю как. Я чувствовала, когда ей удобно или неудобно, какая пара нравится, а какая ─ нет. 

Одним словом, они сразу стали моими постоянными клиентами и старались попадать именно в мою смену. А я старалась всеми силами этого избежать. И не только потому, что после их визита мне приходилось срочно идти и покупать себе новую одежду — я не могла работать до конца 12-часовой смены в измазанной соплями и слюной блузке или платье. И не только потому, что брезговала сама ─ непозволительно было встречать других покупателей в таком виде. В результате я пряталась в соседнем кафе, менялась сменами, если знала, что завтра они придут снова. Мама даже ни разу не извинилась за мою испорченную одежду. С ее точки зрения, я должна была радоваться, что ее особенная дочь награждает меня своей привязанностью и тянется ко мне. 

А у меня их визиты стали вызывать не только нестерпимую жалость, но и стыд за то, что я не в силах справиться с собственной брезгливостью к этим соплям на моей шее и одежде. Чувствую, что нет во мне этой безусловной любви к детям, к которым и так жизнь была немилосердна. Я не хочу помнить об этом случае, но забыть никогда не смогу.

Можно ли осуждать Татьяну за ее чувства? Прошло 15 лет, а этот тяжкий груз вины и стыда она не сбросила до сих пор. Но ведь главное не то, полюбила она эту девочку или нет, а главное ─ как она с ней общалась. Она четко выполняла свою работу, не показывала пренебрежения и стала любимым продавцом для их семьи. Наверняка, эта семья тоже помнит Татьяну, думая о ней с теплом и благодарностью.

Разговаривайте со своими детьми. Они способны понять и усвоить гораздо больше, чем порой мы думаем. Вы встретили в парке ребенка с детским церебральным параличом (ДЦП)? Вернувшись домой, поговорите об этом. Спросите, что испытал ваш ребенок при встрече: жалость, страх, растерянность, пренебрежение, уважение? Расскажите ему, что этот мальчик очень любит гулять.