Развитие ребенка
«Загорский эксперимент»: как вырастить ученого из слепоглухого ребенка?
4.5

«Загорский эксперимент»: как вырастить ученого из слепоглухого ребенка?

5 октября отмечают свой профессиональный праздник учителя. Те самые люди, которые взяли на себя важнейшую и непростую задачу — формирование и развитие личности новых поколений.

Но иногда работа педагога становится совсем трудной — когда речь идет о детях с ограниченными возможностями. Когда ребенок лишен возможности получать информацию обычными способами — с помощью зрения и слуха. Как в этом случае обеспечить развитие ребенка, как открыть перед ним дорогу в жизнь? Да и возможно ли это?

MedAboutMe рассказывает об эксперименте, результаты которого доказали, что вполне возможно. Речь идет о «Загорской четверке» — четверых слепоглухих детях, ставших учеными и вполне успешными людьми.

Трудности воспитания детей без зрения и слуха

Трудности воспитания детей без зрения и слуха

Ребенок в течение первых лет жизни впитывает всю информацию, как губка. Он смотрит, слушает, трогает, пробует на вкус. Так постепенно формируется картина мира, вид предметов и явлений связывается со звуками и словами. Вот мама — ласковая, красивая, ее запах вызывает умиротворение и ощущение защищенности. Вот сверху что-то голубое с белым — мама произносит слова «небо и облака». Вот в яркой чашке ароматное, приятное на вкус — взрослые говорят, что чашка красная, каша сладкая. Постепенно все складывается воедино: название цвета, предмета, еды, ощущения, действия. Все естественно и легко.

А теперь представьте, что из всех чувств остались только обоняние и осязание. Другие или перестали работать, или их никогда и не было. Как познавать мир? Как с ним взаимодействовать? Как учить ребенка говорить, если он ничего не знает о звуках? Как объяснить ему, что такое «синее небо», «птица», «море», «друг»? Без посторонней помощи малыш не справится, и его психика, его интеллект не смогут развиться.

Долгое время дети, лишенные зрения и слуха, были лишены и возможности развиваться, им оставалось только вести почти растительную жизнь, полностью зависимую от окружающих.

Исключения бывали, конечно, но единичные. Одним из наиболее ярких примеров успешного развития личности слепоглухого ребенка можно считать Хелен Келлер, родившуюся в 1880 году и прожившую долгую и вполне успешную жизнь. Келлер умерла в 1968 году. Марк Твен называл Хелен «восьмым чудом света», потому что лишенная слуха и зрения женщина не только получила высшее образование, но и стала известным писателем и общественным деятелем. Ей пожимали руку президенты.

Хелен Келлер обязана своими успехами Анне Салливан, ставшей для девочки Учителем с самой большой буквы. Анна применяла методику, разработку которой начал ее наставник — доктор Хоув, впервые попробовавший использовать в обучении слепоглухих детей пальцевую азбуку для глухих и выпуклые значки азбуки для слепых. И Салливан, и Хоув полагали, что для развития психики и интеллекта самым важным фактором является обучение ребенка речи. Анна Салливан учила Хелен именно этому: способности общаться при помощи слов.

Хелен Келлер была еще жива, когда в Загорске начался эксперимент, основанный на ином подходе.

Развитие ребенка через деятельность

В отличие от учителя Келлер, воспитатели Загорского интерната для слепоглухих детей исходили из марксистских материалистических позиций. Для начала ребенка учили удовлетворять элементарные биологические потребности и ориентироваться в ближайшем окружающем пространстве без посторонней помощи. После этого, по мнению педагогов, и должно начинаться развитие человеческой психики, причем именно через деятельность, а не через речь, через взаимодействие с миром с помощью чисто человеческих инструментов. Первым из которых становилась обыкновенная ложка.

До Загорского эксперимента в СССР предпринимались попытки разработать методику воспитания слепоглухих детей и ранее. До 1941 года существовала основанная еще в 1909 году специализированная группа, действовавшая в Петрограде/Ленинграде при Институте слуха и речи. После войны из всех воспитанников этой группы остался в живых только один. Второй подобный центр обучения действовал с 1923 года в Харькове под руководством Ивана Смолянского, выдающегося тифлосурдопедагога.

Тифлосурдопедагогика занимается проблемами обучения слепоглухих людей.​

Именно в харьковском центре Смолянского выросла Ольга Скороходова, которую называли «советской Хелен Келлер». Ольга получила высшее образование и степень кандидата педагогических наук, стала общественным деятелем и писателем. К сожалению, харьковскую школу для слепоглухих детей также уничтожила война: во время оккупации ее воспитанники были уничтожены фашистами как «неполноценные». Уцелеть удалось только двум девушкам, одной из них была Ольга Скороходова.

Интернат для слепоглухих детей открылся в Загорске (Сергиевом Посаде) в 1963 году, став одним из немногих учебных заведений такого рода во всем мире. Руководил интернатом Александр Мещеряков, ученик Ивана Соколянского, уже умершего к тому времени. Один из ярчайших мыслителей советской эпохи Эвальд Ильенков занимался философскими обоснованиями процесса воспитания детей, лишенных слуха и зрения. Разработанная Соколянским и Мещеряковым методика обучения слепоглухих детей была настолько успешна, что ее создателям была посмертно присуждена Государственная премия СССР, что является совершенно уникальным случаем в сфере педагогических наук.

Методика предполагала стимулирование у ребенка самостоятельности, предоставление ему всей инициативы — после того, как педагог начнет процесс и вовлечет в него воспитанника. Такой подход эффективен не только для слепоглухих детей, но и для обычных, видящих и слышащих.

Инвалидность — не помеха

Инвалидность — не помеха

Целью Загорского эксперимента были не «опыты над живыми людьми», как это иногда представляется далеким от науки людям, когда они слышат слово «эксперимент». Задача, которую ставили перед собой ученые, была большой и важной: доказать, что отсутствие слуха и зрения не является непреодолимым препятствием для получения образования и ведения максимально полноценной жизни, для самореализации, творчества и построения отношений с людьми и миром. Однако нельзя отрицать идеологическую составляющую эксперимента, ведь одной из целей было также доказательство теории о том, что «человека создал труд», что психика формируется благодаря предметно-практической деятельности, в труде.

Для участия в программе были выбраны 4 человека, три мальчика и девочка. Выбор участников стал впоследствии причиной критики результатов эксперимента и вообще основанием для сомнений в его соответствии требованиям строгой научности. Дело в том, что ни один из выбранных не был слепоглухим с рождения, ни один не воспитывался в интернате по методике Смолянского-Мещерякова с самого начала. Все они лишились зрения и слуха в возрасте от 2 до 9 лет, а некоторые сохраняли остатки зрения и слуха и будучи взрослыми. Все могли более или менее внятно говорить к моменту поступления в интернет, обладали «человеческой психикой» и интеллектом. То есть педагоги не формировали психику и речь, а лишь развивали. Впрочем, Хелен Келлер и Ольга Скороходова также не родились глухими и слепыми и были в первые годы жизни зрячими и слышащими.

  • Александр Суворов поступил в интернат в возрасте 11 лет. Глухота настигла его в 9 лет, зрение было утрачено в 4 года.
  • Юрий Лернер также ослеп в 4 года, слух потерял в 7 лет. В интернат попал уже 17-летним юношей.
  • Сергей Сироткин с рождения страдал тугоухостью и был слабовидящим, а к 5 годам ослеп окончательно. В интернате обучался с 14 лет.
  • Наталья Корнеева уже с 2 лет была слабослышащей и слабовидящей, слуха лишилась в 9 лет, остаточное зрение сохранялось и во взрослом возрасте. В интернате находилась с 13 лет.

В обучении детей использовали дактильные слова — комбинации жестов, обозначающие предметы, действия и понятия. Затем слова разбивали на дактильные буквы. Дети получали возможность получать информацию через руки. Затем их обучали азбуке Брайля, которую используют незрячие.

Для перевода обычного текста в брайлевский применяли специальные устройства — телетакторы. Педагог набирал текст на обычной клавиатуре, как у пишущей машинки, а вторая, брайлевская, выдавала набранный текст выпуклыми значками, которые мог «прочитать» ученик. Кроме того, участников обучали «слепому» набору на обычной и брайлевской пишущих машинках.

У детей формировали навыки полной самостоятельности в быту. Для облегчения их жизни был принят строгий режим дня, что помогало ориентироваться во времени. Для ориентации в пространстве поддерживался неизменный порядок в вещах и обстановке. Все предметы всегда лежали на одних и тех же местах, что облегчало пользование ими.

Для обучения новым навыкам применялся метод совместно-разделенной деятельности, суть которого проста и отлично известна издавна. Например, крестьяне именно так учили детей косить траву (хотя, конечно, не называли этот процесс такими словами). Смысл в том, чтобы побудить ребенка к совместному действию, показать, как надо, сделать вместе. В случае косьбы взрослый вставал за спиной ребенка, вместе с ним брался за косу и начинал выполнять нужные, правильные движения. А по мере того, как обучаемый сам начинал двигаться в нужном ритме, сам обучался правильным движениям, поддержка взрослого становилась все меньше и меньше. Пока юный покоритель косы не осознавал с восторгом, что он уже все делает сам. Тот же принцип лежит и в основе метода совместно-разделенной деятельности, успешно применяющегося до сих пор в педагогике.

Помимо основной учебы мальчики учились столярному делу, а девочки — шить. Все передвигались по помещениям самостоятельно, сами стирали и обслуживали себя на бытовом уровне.

Образование без зрения и слуха: как был организован процесс

За 7 лет участники эксперимента овладели программой средней школы и начали готовиться к поступлению в вуз.

В помощь им были выделены специальные фонды для оплаты работы помощников и переводчиков, а также небольшие персональные стипендии. Экзамены ребята сдали на общих основаниях и стали студентами.

Первоначально предполагалось инклюзивное обучение, то есть в составе обычной студенческой группы. На занятия с участниками ходили переводчики, записывающие лекции и печатающие их брайлевским шрифтом. Однако быстро стало ясно, что так выходит медленно и непродуктивно, и обучение стало индивидуальным.

Вот что рассказывает один из участников Загорского эксперимента Александр Суворов:

Телетактор позволял преподавателю общаться одновременно с нами всеми. Когда он печатал на своей клавиатуре, под пальцами каждого из нас появлялось несколько строк брайлевского текста. Другие лекции записывали для нас на магнитофон, а затем фонограммы расшифровывали и печатали на брайлевской печатной машинке слепые студенты за небольшую дополнительную плату. Деньги на это выделялись университетом. Рукописные тексты переводили выделенные нам помощники из числа студентов вечернего отделения факультета психологии.

Экзамены мы сдавали вместе со всеми. Выбирали билет, нам читали его содержание. Когда были готовы отвечать, сообщали экзаменатору. Отвечали всегда устно, так как все владели речью, хотя и на разном уровне. Понять можно было каждого из нас, хотя речь Натальи Корнеевой и Сергея Сироткина звучала довольно своеобразно.

Была проблема с общежитием: нас отказались туда поселить, хотя формально прописали. Жили некоторое время в комнатке в школе для глухих, на каникулы нам выдавали путевки в студенческий профилакторий прямо в здании университета.​

Каждый из «Загорской четверки» — состоявшаяся личность

Каждый из «Загорской четверки» — состоявшаяся личность

После успешного окончания университета участники эксперимента продолжили свой путь в максимально полноценную жизнь. Сергей Сироткин и Александр Суворов после получения диплома поступили в аспирантуру.

  • Сироткин получил степень кандидата философских наук, вел и продолжает вести активную деятельность во Всероссийском обществе слепых и в Европейском союзе слепых.
  • Александр Суворов имеет степень доктора психологических наук, выполняет обязанности Президента Сообщества семей слепоглухих, совмещая эту деятельность с работой на кафедре педагогической антропологии в университете Российской академии образования (РАО).
  • Юрий Лернер проявил себя в творчестве — стал скульптором. Долгое время работал в интернате, который помог ему найти свое призвание — в том самом, в Загорском. Умер в 2003 году.
  • Наталья Корнеева работает в Психологическом институте РАО. Вышла замуж, родила детей.

Критика «Загорского эксперимента»

Критики указывали на главный фактор, заставляющий подвергнуть сомнению результаты эксперимента. На тот факт, что все успешные истории обучения слепоглухих детей имеют один общий признак: все они не были слепыми и глухими с рождения.

В первые годы жизни каждый из участников успевал получить некоторое количество информации посредством зрения и слуха, некоторые успевали научиться говорить. Речевые навыки в отдельных случаях приходилось восстанавливать или формировать заново, но все-таки это не совсем то же самое, что обучать речи ребенка, который с самого рождения не знал ничего, кроме темноты и тишины.

По мнению критиков, если ребенок с первых дней жизни лишен слуха и зрения, шансов сформировать нормальную психику не остается. Такое дитя обречено на глубокую инвалидность. Во всяком случае, пока не будет разработано более совершенных методов коммуникации.

Комментарий эксперта
Юрий Пущаев, кандидат философских наук, автор цикла статей «История и теория Загорского эксперимента»
Юрий Пущаев, кандидат философских наук, автор цикла статей «История и теория Загорского эксперимента»

Загорский эксперимент нельзя рассматривать только как психологический и педагогический, отдельно от его идеологической и философской составляющей. Безусловно, в его основе лежало то, что можно назвать «метафизическим духом времени», что имело самое прямое отношение к философии советского периода и его психолого-педагогической мысли.

История эксперимента вызвала много шума в философской среде, стала ярким событием того времени. А по прошествии нескольких десятилетий его создателей обвинили разве что не в мистификации, но в недостоверном изложении фактов — как минимум. Главными критиками Мещерякова и Ильенкова стали их давние оппоненты: И. Нарский и Д. Дубровский. Для многих стало неожиданностью, что в 1989 году с критикой позиции Ильенко выступил один из участников эксперимента — Сергей Сироткин. В своем докладе он изложил факты, которые не столько скрывались, сколько не афишировались основателями эксперимента. Речь шла о неврожденности глухоты и слепоты у всех участников, о том, что, по сути, эксперимент не был чистым с научной точки зрения. Не могло идти речи ни о каком «формировании психики» с нуля, так как все они обладали достаточно высоким уровнем личностного и интеллектуального развития и речью.

Для сохранения и оценки результатов «Загорского эксперимента» создан фонд «Со-единение», который также разрабатывает индивидуальные программы реабилитации для российских слепоглухих.

Использованы фотоматериалы Shutterstock

The meshcheryakov experiment: Soviet work on the education of blind-deaf children / David Bakhurst, Carol Padden. // Learning and Instruction. - 1991

Уроки Загорского эксперимента в контексте тифлосурдопсихологии / Суворов А. В. // Дефектология. - 2015. - №6

«Загорский эксперимент» и проблема врожденных способностей человека / Мареева Е.В. // Научные ведомости БелГУ. Серия: Философия. Социология. Право. - 2016. - №10. - 231

По поводу статьи Э.В. Ильенкова «Психика и мозг» / Дубровский Д.И. // Вопросы философии. М.,. - 1969. - №3

Обучение слепоглухонемых детей // Обучение и воспитание слепоглухонемых. / Соколянский И.А. // Известия АПН РСФСР.. - 1962. - Вып. 121, (а). М.