Родители
Тонкости общения родителей с подростками
4.3
22.11.2016
1750

Тонкости общения родителей с подростками

Не прост период, когда в доме подрастает «взрослый ребенок»: взрослым необходимо постоянно искать баланс между «сдержаться и промолчать» и «высказать все, что думаешь» — как направить, поддержать и помочь, не навредив при этом? Ведь подросток, как никто другой, нуждается в одобрении, понимании и приятии. Что же волнует их больше всего и о чем нужно поговорить обязательно, как обсудить произошедшие несчастные случаи с ровесниками — обсудим с психологами на MedAboutMe.

Молчание — золото

Молчание — золото

Если выбирать между «промолчать» и «высказать все», окажется, что промолчать необходимо гораздо чаще, чем кажется. Педагог Лия Шарова, специалист в области безопасности детей и подростков, так описывает недавнюю сцену: «Мы с 16-летней дочерью отправились на фотовыставку. И случайно стали свидетелями монолога, который меня очень зацепил и даже немножко ранил. Мы разглядывали экспозицию и невольно наблюдали такую же пару, маму с дочерью, и мама беспрестанно что-то говорила дочери. Несмотря на то, что слова были произнесены шепотом, этот шепот был из разряда тех, которые звучат больнее и громче крика. «Хватит сутулиться (толчок в спину)! Перестанешь шаркать ногами, сколько тебе говорить… Не смотри на меня исподлобья! Спрашивается, как ты додумалась напялить на себя этот балахон, я сожгу эту дурацкую кофту, как только мы придем домой! Убери свою косую челку, как тебе в голову пришло самой ее выстричь? Почему ты мне не отвечаешь?! Смотри на информацию рядом с фотографиями, таблички вообще-то тоже надо читать, может, поумнеешь, а то зря, что ли, сюда с тобой пришли?» Дочь искренне сочувствовала своей сверстницей, а я размышляла о том, что и мне самой очень часто хочется транслировать примерно такой же текст. Я думала о том, что если бы не держала себя в руках, то критиковала ее в сто раз чаще и контролировала каждый шаг — однако, к чему бы это привело?»

Думается, такое раздражение вызвано тем, что родители пытаются пробиться через глухую стену непонимания, но не знают, как это сделать. И собственное бессилие порождает еще больший словесный поток раздражения. Когда детки еще маленькие, мы терпим их несовершенства и даже умиляемся перепачканной мордашке или свалившимся колготкам. Но когда человечек подрастает, мы начинаем относиться к ним, как к взрослым и спрос возрастает. Однако несоответствие иллюзорной идеальной картинки и лохматой, угловатой действительности вызывает острое желание что-то исправить, выпрямить, подстричь, улучшить поведение и манеры речи. Родители мечтают о глобальном фотошопе, желательно, не только внешности, но и характера и ума. Но, как говорит Лия Шарова, «наверное, я много знаю о своей дочери именно потому, что молчу. Знаю, как она относится к «мудрым мыслям» из «ВКонтакте», знаю кто из одноклассников курит, а кто — пьет вино, знаю, что для неё «отстой», а что «прикольно» и какие книги ее вдохновляют. Знаю, потому что молчу. Хвалю, слушаю и снова молчу». Педагог предлагает и нам потерпеть их несовершенство и тогда — они потерпят наши объятия и расскажут, о чём они на самом деле мечтают.

Почему нельзя?

Почему нельзя?

В раннем возрасте мы знакомим детей с понятием «нельзя» причём психологи стараются оставить это железное слово лишь для тех исключительных случаев, когда что-то действительно абсолютно нельзя делать — во избежание проблем со здоровьем и угрозы жизни. Но мы так часто употребляем этим слово в раннем детстве, и сейчас, когда дети уже почти взрослые, самое время ответить самому себе на вопрос, а почему нельзя?

Почему нельзя иногда подурачиться? Почему нельзя залезть высоко-высоко, без того, чтобы из уст «доброжелателей» не выслушать про переломы и сотрясение? Почему нельзя просто зажечь костер или жарить котлеты и печь блины — и не думать об ожогах на руках? Почему нельзя перекрасить свою комнату так, как хочется ребенку — и не думать при этом, что стены испорчены? Почему нельзя побеситься и побегать от души погонять на роликах в коридоре и не думать о том что за паришься а потом радует и ты заболеешь Почему нельзя кричать, даже если очень хочется? А ребенком-то вообще побыть можно?

И тут понимаешь, что в большинстве случаев родительское «нельзя» продиктовано исключительно ленью родителей. Когда лень учить готовить, лень поддерживать ребенка, когда он лезет высоко-высоко (причем как в прямом, так и фигуральном смысле). Особенно лень бывает выстроить границы, внутри которых «можно». Сказать «нельзя» гораздо проще. Но грамотный родитель запретит себе говорить слово «нельзя» когда очень хочется, но без него можно обойтись. Ограничивая и запрещая, мы не придем к взаимопониманию с подростком.

Обезопасим ли мы ребенка, если отключим интернет?

Обезопасим ли мы ребенка, если отключим интернет?

Нет смысла ребенка отключать от Интернета, как нет смысла отключать его от окружающей действительности: его стоит научить жить с ним, находиться в нём и разбираться в его возможных «подводных камнях». Между «запретить везде залезать» и «научить спускаться» есть огромная разница и вторая методика гораздо эффективнее. Сеть Интернет не должна быть запретным плодом, это такая же часть жизни, как и прогулки, общение с друзьями Ведь мы учим маленького ребенка на прогулках, как общаться или как не общаться с незнакомцами, как правильно переходить улицу и как оплачивать покупки в магазине.

В Сети можно найти и совсем вопиющие случаи — например, как история с подростками, произошедшая в Стругах Красных. Евгения Чмутова, подростковый психолог, убеждает родителей, взволнованных эпидемией подростковых суицидов, что «они должны уметь поговорить с ребенком и обсудить и эту тему». Конечно, нужно было думать и бояться гораздо раньше — когда ребенок был младше, и сделать все возможное, чтобы выстроить систему жизненных координат, чтобы ему было ради чего жить, чтобы у него было множество маленьких и больших якорей, которые задерживают его здесь и сейчас — с родителями и друзьями.

В первую очередь важна доброжелательная атмосфера дома. Семья — это место, куда ребенок приходит в надежде отогреться от всех невзгод в школе или во дворе. Если ребенок после любой передряги имеет возможность вернуться в место, где его поймут, выслушают, не перебивая и не осуждая, и примут таким, какой он есть, риск непоправимых событий снижается во много-много раз.

Психологи также подчеркивают, что дети, которые заходят на запретные страничке «ВКонтакте» и читают неправильные идеи — они ведь находят отражение своих собственных мыслей. И когда какой-то дядя диктует, что ему делать и они слушаются, — значит это находит отражение в собственной душе, как бы страшно это ни звучало.

Существует номер телефона экстренной помощи для детей и подростков, на которой они могут позвонить в любое время ночи и дня 8-800-2000-122.

Антикризисный психолог Ирина Пасечник утверждает, что абсолютно необходимо открыто (и при этом очень обдуманно и взвешенно) обсуждать с детьми все, что они могут прочитать в Интернете и что их взволнует. Именно так можно обезопасить ребенка от неправильных действий, а не путем ограничения выхода в Сеть.

Смерть, любовь и половые отношения — неизведанное волнует

Смерть, любовь и секс — неизведанное волнует

Подрастая, маленькие почемучки задают себе всё более сложные вопросы, на которые подчас и у взрослых нет ответа. Это такие вопросы, как «Кто я?», «Что будет со мной, когда я умру» и «Полюбит ли меня кто-нибудь?» Причем второй вопрос оказывается настолько актуальным, что если посмотреть на статистику, несчастная любовь стоит на первом месте по причинам суицида среди подростков.

Да, с ребятами нужно говорить на эти темы, нужно учить, что после одной несчастной любви, вполне возможно, будет еще одна несчастная, а может, и счастливая. Но если этот разговор не состоится, подросток может выйти в интернет и прочитать созвучные ему строчки, что его «никто не любит». В состоянии аффекта он может предпринять серьезные неправильные попытки, и приведут его к этому умалчивание и одиночество. Говорите со своими детьми. По крайней мере, дайте понять, что вы готовы его выслушать и при этом выслушать молча, не осуждая и не критикуя, а искренне пытаясь вместе с ребенком найти ответы на важные вопросы.

Говорить о случившихся событиях (суицида) тоже нужно, потому что следует вывести подростка из некоторого информационного тумана — пока тема завуалирована, непонятна и загадочна, то даже отчасти привлекательна, хоть и немножко страшна.

Кроме того, психологи утверждают, подростки как маленькие дети пытаются всеми способами привлечь к себе внимание. И если они увидят, что одноклассник, покончивший жизнь самоубийством, получил (хоть и после смерти) пышные похороны и широкую огласку в Интернете — к сожалению, это может стать неким «одушевляющим» примером. Психологи описывают эффект домино, когда после одной попытки суицида в школе идет целая серия попыток самоубийства, ведь подражание — это очень серьезный фактор подросткового возраста. Конечно, к крайнему варианту развития событий ребенка толкает целая совокупность факторов, которые базируются в первую очередь на семейных проблемах.

Постараемся создать для своих детей максимально доброжелательную атмосферу принятия, держать себя в руках, когда иногда хочется высказать все, что накипело и умело слушать — когда ребенок решит приоткрыть то, что творится у него в душе.