Коронавирус
ПОДТВЕРЖДЕНО
СЛУЧАЕВ:
случаев в РФ
0
Полная информация
Роды
Родильная горячка: убийца матерей
4.7
11.03.2020
241

Родильная горячка: убийца матерей



Статью проверил эксперт

Думает ли современная женщина, носящая под сердцем долгожданное дитя, об опасности родильной горячки? Вряд ли. Многие нынешние матери и не слышали об этой беде, всего полторы сотни лет назад уносящей жизни рожениц сотнями и тысячами. MedAboutMe предлагает вспомнить о темных временах истории акушерства. О том, что такое родильная горячка, и как удалось с ней справиться.

Беременность и роды: остаться в живых

Беременность и роды: остаться в живых

Если бы появилась возможность родиться вновь в другом веке, девятнадцатое столетие выбирать ни в коем случае не стоило бы. Особенно женщине. Развитие медицины тогда уже началось, но вот шло оно какими-то совершенно жуткими, бесчеловечными тропами. Открытия совершались буквально на крови и смертях, и акушерство вовсе не было исключением.

При больницах уже существовали родильные отделения, открытые для того, чтобы женщины могли разрешаться от бремени с помощью врачей. Но только вот какая штука: домашние роды чаще протекали без осложнений и чаще заканчивались благополучно. Тогда как в больницах умирала от родильной горячки каждая третья роженица. 

Материнская смертность была невероятно высокой, в отдельные периоды — до 50%.

Такой показатель был в 1850 году в родильных отделениях Праги. Если этот показатель снижался до 10%, результат считался отличным.

По большому счету, женщинам было безопаснее рожать в поле или в хлеву, чем в больнице. Риск умереть от родильной горячки у европейской женщины превышал риск смерти от оспы и холеры вместе взятых.

Проклятие акушерства: смерть матерей

Проклятие акушерства: смерть матерей

Происходило это так.

Вскоре после родов у молодой матери начинала повышаться температура и пульс. Послеродовые выделения (лохии) прекращались совсем или начинали очень плохо пахнуть. Потом женщина начинала бредить и вскоре умирала. Врачи практически не могли ничего сделать, так как не понимали природу происходящего. О бактериях и инфекции в то время еще никакого понятия не имели и готовы были скорее поверить во вредные космические лучи и плохое влияние планет.

Первым сделал правильные выводы молодой венгерский врач Игнац Земмельвейс, начавший врачебную практику в венской клинике, располагавшей двумя родильных отделениями.

Внимание Земмельвейса привлек тот факт, что в одном из них материнская смертность была заметно ниже, чем в другом. В первом, более благополучном, с роженицами работали акушерки-женщины. Во втором — студенты университета мужского пола, изучавшие не только акушерство, но и другие разделы медицины.

Разница была в том, что женщины не занимались вскрытиями в морге, а юноши-студенты проводили там много времени. И часто шли осматривать рожениц сразу после вскрытия очередного трупа, в том числе и женского — после смерти от горячки. Менять одежду и мыть руки считалось не обязательным.

До Земмельвейса никому не пришло в голову сопоставить эти факты. Ему — пришло, и молодой врач попытался ввести в практику тщательное мытье рук и обработку их хлорной известью перед тем, как приступать к осмотру роженицы. Когда ему удалось заставить мыть руки всех, кто посещал родильное отделение, смертность стала быстро снижаться.

Если вы думаете, что на этом битва с родильной горячкой и закончилась, вы сильно ошибаетесь. Начальник Земмельвейса запретил тому распространять информацию о снижении смертности в результате тщательного мытья рук. Потому что это сделало бы достоянием общественности тот факт, что причиной гибели матерей оказывались сами врачи, не соблюдавшие требований гигиены. Более того: Игнаца просто убрали, не продлив контракт, и пришлось ему работать практически бесплатно в больнице для бедных.

Что только Земмельвейс не делал, чтобы распространить свои открытия! Но везде натыкался на глухую стену профессионального снобизма и чванства, на насмешки и неприятие. В конце концов психика трагически одинокого борца с невежеством не выдержала. Будучи помещенным в клинику для душевнобольных (это еще одна страшная страница в истории медицины 19 столетия), Игнац Земмельвейс умер в возрасте 47 лет. И на какое-то время его идеи были забыты. Женщины продолжали умирать.

И только потом, когда ученые узнали о существовании микробов, когда появилось понятие об асептике, когда стало известно, как передается инфекция и как этому помешать, идеи Игнаца Земмельвейса получили запоздалое признание. На деньги, собранные врачами из разных стран, подвижнику и одинокому борцу за жизнь матерей был поставлен памятник.

Опасная инфекция: стрептококк, стафилококк и другие

Опасная инфекция: стрептококк, стафилококк и другие

Наверное, Земмельвейс вздохнул бы с облегчением, если бы узнал, насколько и почему он был прав, заставляя всех мыть руки. Но ему пришлось бы прожить еще лет 70 до того времени, когда родильная горячка стала редкостью. Потому что женщины продолжали гибнуть от нее даже в ХХ веке. Даже в передовых странах. Даже при наличии средств, намного более эффективных, чем хлорка, которая была в распоряжении Земмельвейса. Даже в условиях информированности о том, как передается инфекция. В первой трети прошлого века в США от родильной горячки умирали 5,5% рожениц.

Сегодня каждый случай такого рода — чрезвычайное происшествие, после которого следует серьезный «разбор полетов», дезинфекция всего отделения и т. д. Тем не менее, изредка такое случается.

Возбудителями, как и прежде, являются давно известные бактерии: стрептококк, стафилококк, кишечная палочка, гонококк, синегнойная палочка. Казалось бы — враг известен, почему до сих пор не вычеркнута родильная горячка из списка опасных инфекций?

Проблема нынче состоит уже в другом: в устойчивости бактерий к антибиотикам. Особенно это касается синегнойной палочки, которую уже не берут почти никакие антибиотики, она выработала резистентность практически ко всем лекарствам.

Поэтому и не рекомендуют врачи увлекаться разными альтернативными способами родов: домашними, водяными и т. д. Слишком велика опасность, что что-то пойдет не так, что в родовые пути попадет инфекция, что начнется воспаление эндометрия или слизистой влагалища. Без медицинского контроля ситуация может ухудшиться очень быстро и закончиться очень печально.

Не надо рисковать своей жизнью.

Комментарий эксперта
Дэвид А. Эшенбах, гинеколог
Дэвид А. Эшенбах, гинеколог

Вопреки распространенному мнению, послеродовые инфекции далеко не всегда связаны с заболеваниями, передающимися половым путем (ЗППП). Причиной может стать совсем другое — даже стоматологические проблемы. Факторы риска — экстренно проведенное кесарево сечение, длительные роды, многочисленные вагинальные осмотры, разрывы родовых путей и т. д.

Проблема может быть решена адекватной антибиотикотерапией, но не всегда это оказывается возможным. Некоторые инфекции не реагируют на антибиотики так, как это было еще недавно.

Критически важной становится быстрая и точная диагностика инфекции. Матка после родов представляет собой одну большую рану, весьма подходящую для развития множества бактерий из-за наличия остатков крови и околоплодных вод в качестве питательной среды. Инфекция легко проникает и в более глубокие слои, и даже в брюшную полость. В результате возможно развитие перитонита и сепсиса.

Именно поэтому так опасно отказываться от родов в условиях клиники. Роды, конечно, процесс естественный, но и смерть от сепсиса — тоже. Но молодой матери вряд ли подходит такой вариант.

Использованы фотоматериалы Shutterstock

1
Loading...

Group A streptococcal infections in obstetrics and gynecology / Rimawi BH, Soper DE, Eschenbach DA // Clin Obstet Gynecol. - 2012

Ignac Semmelweis (1818–1865) of Budapest and the prevention of puerperal fever / P Dunn // Arch Dis Child Fetal Neonatal Ed. - 2005 Jul

The attempt to understand puerperal fever in the eighteenth and early nineteenth centuries: the influence of inflammation theory / Hallett C. // Med Hist. - 2005

Puerperal Fever / // Hospital (Lond 1886). - 1900 Aug 18