Войти
  1. Главная
  2. Образ жизни
  3. Публикации
  4. Статьи
  5. Питание
  6. Пьер Дюкан: «Я люблю делать людей счастливыми»

Пьер Дюкан: «Я люблю делать людей счастливыми»

Пьер Дюкан: «Я люблю делать людей счастливыми»

— Как бы вы себя оха­рак­те­ри­зовали?
— Я влюб­лен в жизнь… И ищу в ней то, что может доста­вить мне удо­воль­ствие. А то, что у меня лучше всего полу­ча­ется, — это помо­гать людям терять вес. Люди, кото­рым это уда­лось, дают мне ощу­ще­ние удо­вле­тво­ре­ния. Я очень люблю людей.

— Люди отве­чают вам вза­им­ностью?
— Да, очень часто. Бывают нега­тив­ные паци­енты, но не по отно­ше­нию ко мне лично, а к моему методу. Есть также кон­ку­ренты, люди, кото­рые имеют дру­гое виде­ние, дру­гую кон­цеп­цию, кото­рые идео­ло­ги­че­ски прак­ти­куют дру­гие мето­дики. Во всех обла­стях такое, не только в моей.

— Как к ним отно­ситесь?
— Я толе­ран­тен, да и, по сути, мне все равно.

— Что пом­нится из дет­ства? Хотели стать врачом?
— Когда я был малень­ким, лет десяти, я очень боялся уко­лов. И чтобы сде­лать мне укол, нужно было несколько чело­век, чтобы меня дер­жать. Сильный был. (Смеется.) Когда ребе­нок боится, он все­гда силь­ный. Моя мама очень пере­жи­вала от того, что мне больно, и хотела научить меня самого делать уколы. Она купила кусок мяса, дала шприц в руки. И я научился делать уколы на куске мяса. После этого мне стало не так страшно. Потом мама купила мне насто­я­щую аптечку со шпри­цами, и я научился делать уколы. Мне было лет 12–13, и когда кому-то из семьи или дру­зей тре­бо­ва­лась помощь, то я при­хо­дил со своим чемо­дан­чи­ком, сте­ри­ли­зо­вал шприцы (тогда еще не было одно­ра­зо­вых) и счи­тал, что я могу лечить. И был очень горд этим. Именно с того момента появи­лось жела­ние посвя­тить себя медицине.

— И после учебы стали зани­маться нев­ро­логией?
— Да. Сначала общая спе­ци­а­ли­за­ция, а когда надо было выби­рать кон­крет­ную спе­ци­а­ли­за­цию, захо­тел стать нев­ро­логом.

— А как при­шли в дие­то­логию?
— Одно время я рабо­тал вра­чом общей прак­тики. И ко мне при­шел паци­ент, с кото­рым у меня были дру­же­ские отно­ше­ния. Он был очень тол­стый и попро­сил меня помочь ему поху­деть. Я его начал убеж­дать, что к поху­де­нию не имею ника­кого отно­ше­ния, на что он мне отве­тил: «Не важно. Ты хоро­ший врач. Поэтому, пожа­луй­ста, про­пиши мне диету». И доба­вил, что убрать из его раци­она можно что угодно, кроме мяса, без кото­рого он жить не может. Тогда я был обес­ку­ра­жен, не пони­мал, что про­ис­хо­дит, и ска­зал ему: «Тогда иди и ешь только мясо. Придешь ко мне через 5 дней». И когда при­шел, он был совер­шенно счаст­ли­вый, поху­дев­ший. Я был удив­лен. Велел ему про­дол­жать есть мясо, но реко­мен­до­вал добав­лять еще овощи, потому что только мясо — это не очень хорошо. Так и роди­лась моя диета. Но я не сразу понял, что хочу стать дие­то­ло­гом. В нев­ро­ло­гии я рабо­тал с людьми, кото­рые очень сильно стра­дали, и я все свои дни про­во­дил внутри этих чело­ве­че­ских стра­да­ний. А тут я уви­дел чело­века, кото­рый был совер­шенно счаст­лив от того, что я ему помог. И я решил делать людей счаст­ли­выми таким образом.

— Вы помните сво­его пер­вого паци­ента, кото­рый появился, когда вы уже стали зани­маться дие­то­логией?
— Первый паци­ент — это как раз он, тот самый, из нев­ро­ло­гии. Это даже больше, чем паци­ент: по сути, в соав­тор­стве с ним роди­лась идея. Недавно я участ­во­вал в укра­ин­ском ток-шоу, где рас­ска­зал эту исто­рию, и веду­щий спро­сил: «А, так это не вы автор мето­дики, а тот паци­ент?!». (Улыбается.) На самом деле автор я, от моего паци­ента-соав­тора был только импульс — мясо. А у меня роди­лась про­те­и­ново-овощ­ная диета. Я начал глу­боко изу­чать этот слу­чай поху­де­ния и понял, что в основе мяса лежит про­теин, то есть белок. И стал искать, где еще есть такой же хоро­ший белок, и нашел 72 бел­ко­вых про­дукта. В уни­вер­си­тете я очень много вре­мени посвя­щал изу­че­нию пер­во­быт­ного чело­века. Рацион этих людей на 90% состоял из бел­ков (мясо, рыба). И сей­час индейцы, эски­мосы, австра­лийцы охо­тятся на живот­ных и соби­рают листья рас­те­ний. Именно это навело меня на мысль, что чело­век при­шел в этот мир потреб­ля­ю­щим, в первую оче­редь, белки и рас­тения.

— Сложно ли чело­веку есть каж­дый день мясо?
— Особой силы воли не надо, потому что мы не кон­цен­три­ру­емся на мясе. В диету могут вхо­дить молоч­ные про­дукты, птица или рыба, овся­ные отруби. С ними можно, напри­мер, блин­чики делать. А потом через 3–5 дней с бел­ков пере­хо­дим на овощи. На самом деле мы живем в мире, где столько раз­ных иску­ше­ний, и нужно удер­жаться. При моей диете можно есть слад­кое, начи­ная с пер­вого дня. Можно делать маффины, галеты, раз­лич­ные муссы, меренги — все, что угодно. Это я опи­сал в книге «100 десер­тов Дюкана». Надо пони­мать, что на фазе атаки и на вто­рой фазе нельзя упо­треб­лять сахар и муку. Но можно делать хлеб с овся­ными отру­бями. И не надо забы­вать о пасте, о лапше шир­атаки. Это можно есть с пер­вого дня. Если она хорошо при­го­тов­лена, вкусно, с соусом боло­ньезе, то это вели­ко­лепно. Поэтому чело­век, кото­рый любит сла­до­сти, муч­ные изде­лия, не будет стра­дать на этой диете. Когда я начи­нал в 1970-х годах, конечно, этого ничего не было, это было сложно. Но сей­час про­блем нет, даже на фазе атаки можно есть шоко­лад (важны только в нем обез­жи­рен­ное какао и обез­жи­рен­ное молоко). Если у чело­века есть цель, он все смо­жет. Если мы хотим поху­деть, то обя­за­тельно похудеем.

— Говорят, горь­кий шоко­лад полез­нее. Это так?
— Да, потому что в нем меньше сахара и больше нату­раль­ного какао. Ну, а в самом горь­ком шоко­ладе вообще сахара нет, и это самый луч­ший шоко­лад. В обыч­ном шоко­ладе 40% жира (име­ется в виду какао-масла), 40% сахара, 10% — это про­те­ины и еще 10% — анти­де­прес­сант фини­л­эти­ло­мин, сти­му­ля­торы тео­про­мин, тео­фи­лин, как в кофе или чае. Есть также маг­ний, ока­зы­ва­ю­щий успо­ка­и­ва­ю­щее дей­ствие, и есть источ­ник серо­то­нина. Именно в этом сила шоко­лада. Именно это люди ищут в нем. Когда они едят шоко­лад, они ста­но­вятся счаст­ли­вее. Сегодня мы можем совер­шенно отка­заться от сахара в шоко­ладе, но до насто­я­щего вре­мени мы не могли отка­заться от какао-масла, только пони­зить его содер­жа­ние, напри­мер до 20%. Теперь есть воз­мож­ность делать какао с содер­жа­нием жира в 1% и сохра­нять все эти чудес­ные веще­ства, ради кото­рых шоко­лад и поку­пают. Мы скоро начи­наем работу с одним извест­ным чело­ве­ком по раз­ра­ботке шоко­лада Дюкан в России.

— Как инте­ресно! Расскажите вкратце, в чем заклю­ча­ется диета?
— В этой диете есть 2 части: потеря веса и ста­би­ли­за­ция его навсе­гда. Часть потери веса делится на 2 фазы. Первая — атака, когда чело­век ест только про­те­ины. Есть 72 про­дукта с про­те­и­нами, кото­рые можно употреблять сколько угодно и когда угодно, и кое-какие десерты, в кото­рые вхо­дят белки. Разрешаются спе­ции. Я их реко­мен­дую, потому что они спо­соб­ствуют пище­ва­ре­нию. Еще можно упо­треб­лять лапшу шир­атаки в неогра­ни­чен­ном коли­че­стве, отруби обя­за­тельно (3 ст. ложки в день). Человек, кото­рый не хочет себя обре­ме­нять мясом, может есть молоч­ную обез­жи­рен­ную про­дук­цию или рыбу. Таким обра­зом надо про­дер­жаться от 2 до 6 дней, в зави­си­мо­сти от того, сколько кило­грамм нужно ски­нуть. За это время обя­за­тельно ухо­дит от 2 до 4 кг. Через несколько дней чело­век пере­хо­дит на ста­дию чере­до­ва­ния. Иными сло­вами, у чело­века один пол­но­стью про­те­и­но­вый день, а на сле­ду­ю­щий день можно есть и про­те­ины, и овощи, при­чем в любом соот­но­ше­нии: 28 раз­ре­шен­ных ово­щей можно потреб­лять когда угодно и сколько угодно.


фото: shutterstock.com

Вторая ста­дия рас­счи­ты­ва­ется исходя из того, сколько кило­грамм надо сбро­сить. Например, чело­веку нужно сбро­сить 10 кг. За пер­вые несколько дней он поте­ряет, к при­меру, 3 кг. Остается 7 кг. На каж­дый кило­грамм надо счи­тать одну неделю. То есть чтобы сбро­сить 7 кг, фаза чере­до­ва­ния должна длиться 7 недель. И как пра­вило, чело­век ски­ды­вает по 1 кг в неделю на этом этапе. После этого начи­на­ется ста­дия закреп­ле­ния веса. Белков и ово­щей упо­треб­ля­ется неогра­ни­чен­ное коли­че­ство, добав­ля­ются 2 фрукта в день, 2 кусочка цель­но­зер­но­вого хлеба, 2 раза в неделю можно упо­треб­лять крах­ма­ло­со­дер­жа­щие про­дукты (рис, чече­вица, лапша), 30–40 г сыра в день и 2 раза в неделю можно есть абсо­лютно все, что хочется. Алкоголь не раз­ре­ша­ется, но в эти 2 дня в неделю «отдыха» можно выпить бокал вина. Последняя фаза — пожиз­нен­ная. Задача — удер­жать вес и нико­гда его не вер­нуть. Надо соблю­дать всего 4 пра­вила: иметь один про­те­и­но­вый день в неделю всю жизнь, пить не меньше 2 лит­ров жид­ко­сти в день, не обя­за­тельно воды, отка­заться от лифта, если живете не выше 5 этажа, и обя­за­тельно ходить 20 минут в день. И тогда 100%-я гаран­тия, что вес не вер­нется. Многие гово­рят: «Я сидел на этой диете, но вес вер­нулся». Начинаем раз­би­рать, и где-точто-то они забы­вают, не делают, воду не пьют или не ходят пешком.

— Есть ли в вашей мето­дике место для работы пси­хо­лога, или вы сами высту­па­ете в каче­стве пси­хо­лога при необ­хо­ди­мости?
— Да. Сейчас я сам как пси­хо­лог и дие­то­лог. Обычно, конечно, пси­хо­лог не нужен, но ино­гда я стал­ки­ва­юсь со слу­ча­ями, когда он необ­хо­дим. Это ситу­а­ции, когда чело­век не может обхо­диться без еды, потому что в жизни от чего-то стра­дает, заме­щает что-то едой и таким обра­зом успо­ка­и­ва­ется. Когда он садится на диету, у него меха­низм успо­ко­е­ния исче­зает. Если диета эффек­тив­ная, то про­цесс поху­де­ния достав­ляет удо­воль­ствие чело­веку, поз­во­ляет ему дер­жаться в пси­хо­ло­ги­че­ской форме. Но если чело­век пере­жи­вает раз­рыв с люби­мым чело­ве­ком, раз­вод или еще что-то, тогда пси­хо­лог, конечно, может улуч­шить внут­рен­нее состо­я­ние. Очень важно, когда есть люди, с кото­рыми можно гово­рить. Но это зна­чит, что у чело­века были пси­хо­ло­ги­че­ские про­блемы еще раньше. Ведь, как пра­вило, все идет с детства.

— Члены семьи тоже вовле­ка­ются в диету?
— Есть раз­ные слу­чаи. Самое луч­шее, если муж садится на диету, и жена вме­сте с ним. Это дает очень хоро­шие резуль­таты. Но если в семье слож­ные отно­ше­ния, то часто бывает, что муж демон­стра­тивно ест пиццу на гла­зах жены, сидя­щей на диете. Или дети часто про­сят сде­лать им мака­роны или пирож­ные какие-нибудь. Но есть семьи, где худе­ю­щему очень помо­гают, гото­вят спе­ци­аль­ные блюда.

— К вам чаще жен­щины, чем муж­чины при­ходят?
— Да! Чаще жен­щины, про­цен­тов 70 жен­щин. Средний воз­раст 40 лет. Но это не зна­чит, что нет жен­щин 20 или 60 лет. Мужчины тоже при­мерно 40 лет. Мужчины при­хо­дят, когда им уже ста­но­вится страшно: у них начи­на­ются про­блемы со здо­ро­вьем, боли в сердце, высо­кое-дав­ле­ние, диа­бет. А жен­щины при­хо­дят довольно часто в период пред­ме­но­па­узы, потому что едят то, что ели раньше, но начи­нают поправ­ляться. Не очень сильно, 3–4 кг, и это их пугает. Редко, но при­хо­дят жен­щины старше 70 лет. Есть даже 90-лет­ние паци­ентки. У них начи­нают болеть суставы из-за боль­шого веса, им больно ходить, они пере­дви­га­ются в кресле. И как только они теряют 10–15 кг, уже совер­шенно спо­койно могут ходить. С 45 лет мы начи­наем терять мышеч­ную массу, и к 70 годам от нее оста­ется только поло­вина. И поэтому трудно пере­дви­гаться. Если чело­век старше 70 лет упа­дет, то 70% из них не могут под­няться без посто­рон­ней помощи, потому что мышцы уже не те. Я знаю слу­чаи, когда жен­щины всю ночь оста­ва­лись на полу и ждали, когда при­дет сиделка, потому что только она может ее под­нять. Есть спе­ци­аль­ная тех­ника. Мы объ­яс­няем, что при паде­нии на спину нужно пере­вер­нуться на живот и только с этой пози­ции можно встать. Надо ста­раться, конечно, дер­жать себя в тонусе.

— Что бы вы поре­ко­мен­до­вали делать для этого?
— Должна быть физи­че­ская актив­ность, осо­бенно у жен­щин. Я реко­мен­дую всем ходить в первую оче­редь. Очень хорошо помо­гают подъ­емы по лест­нице. Если можно бегать, пла­вать, вели­ко­лепно. Прекрасно, если кто-то зани­ма­ется тан­цами: и ноги, и мозг тре­ни­ру­ются. Во Франции рас­про­стра­нены танцы, когда чело­век про­сто при­хо­дит в опре­де­лен­ное место на улице со своей парой и тан­цует. И это очень эсте­тич­ное зре­лище. Человек все­гда ищет эсте­тику в своей жизни, и эти эсте­ти­че­ские дви­же­ния тела ему тоже достав­ляют удо­воль­ствие.

— Танец — это дей­стви­тельно уди­ви­тель­ное явле­ние. Я, напри­мер, очень люблю и наблю­дать, и сама тан­цую народ­ные танцы.
— Это супер! Я прямо вижу вас в этих костю­мах. (Улыбается.)

— Как вы отно­си­тесь к веге­та­ри­анству?
— Есть веге­та­ри­анцы, кото­рые едят молоч­ные про­дукты и яйца, а есть веганы, пита­ю­щи­еся только рас­ти­тель­ной пищей. Быть вега­ном очень сложно, потому что в их раци­оне нет про­те­и­нов, а про­те­ины сде­ланы из ами­но­кис­лот, 8 из кото­рых неза­ме­нимы. И если одной из этих 8 не хва­тает, это нехо­рошо для здо­ро­вья. Вот, напри­мер, кусок мяса или рыбы, там боль­шая цепочка ами­но­кис­лот. (Берет ручку и лист, рисует.)

Когда вы едите это, они как бы лома­ются. Их раз­би­рают. И это работа зани­мает 32% из того, что вы едите. Если 100 кало­рий в этом куске, то только чтобы раз­бить эту цепочку и заста­вить их напра­виться в орга­низм, нужно потра­тить 32% из этих 100 кало­рий. И в кровь при­хо­дит соот­вет­ственно 68%. Именно поэтому когда мы едим про­те­ины, заглу­шаем голод, а в итоге не так много кало­рий мы погло­тили, потому что треть из этого ухо­дит на раз­би­ва­ние этой цепочки ами­но­кис­лот. Но если мы едим 100 кало­рий сахара или жира, всего 4% тра­тится на раз­би­ва­ние и пере­ва­ри­ва­ние. То есть 96% того, что мы съели, идет в кровь. Таким обра­зом огром­ная эко­но­мия полу­ча­ется. И что такое эти 32%? Это про­из­вод­ство энергии.

Мне мама гово­рила (может, и в России так же мамы гово­рят), что после того, как поешь мясо, нельзя сразу идти купаться, потому что тело очень разо­грето. И если вы сразу вхо­дите в холод­ную воду, то у орга­низма может слу­читься шок. Но если вы съе­дите салат или сэнд­вич, то не будет такого серьез­ного про­цесса разо­гре­вания.

Если вы веган, то вы можете исполь­зо­вать зер­но­вые и бобо­вые, гречку. Зерновые имеют все ами­но­кис­лоты, кроме одной — лизина. В бобо­вых, вклю­чая гречку, тоже есть все, кроме мети­о­нина. Веганам нужно очень хорошо пони­мать, в каком соот­но­ше­нии пища должна погло­щаться, чтобы все неза­ме­ни­мые ами­но­кис­лоты посту­пали в орга­низм. Чтобы быть вега­ном, пра­вильно питаться, нужно быть прак­ти­че­ски дие­то­ло­гом и пони­мать, что и как есть. Иначе будут недо­ста­ток железа, B12, белка, ухуд­ше­ние вни­ма­ния и много сопут­ству­ю­щих дис­функций.

   Злые люди — это люди, кото­рые страдают.

   Пьер Дюкан, диетолог

— Что вы дума­ете о греч­не­вой диете? Некоторые худеют, упо­треб­ляя гречку.
— О, это же очень грустно, когда можно есть только гречку. Я не пони­маю, что она даст. Похудение? Но на диете глав­ное ведь не поху­деть, а не набрать вес. Если вы поху­де­ете, а потом набе­рете вес, то зачем тогда все эти муки?! Люди, кото­рые сидят на моей диете, едят про­теины, белки и овощи. Это веер­ный под­ход. (Рисует нам веер на бумаге.) Вот здесь овощи, про­те­ины, тощие про­те­ины, обез­жи­рен­ное мясо — конина, говя­дина, нежир­ное мясо. А потом идет жир­ное мясо — ягне­нок, сви­нина, сыры, кол­бас­ные изде­лия. Потом жир: рас­ти­тель­ное, сли­воч­ное масло, сме­тана, сливки. А затем жир слад­кий: шоко­лад, пирож­ные. Потом идут быст­рые сахара (обык­но­вен­ный белый сахар, мед) и дол­го­рас­тво­ри­мые сахара (киноа, чече­вица, гречка, мака­роны из цель­ной муки). И самое-самое длин­ное из всей цепочки — овся­ные отруби. Это бес­цен­ный про­дукт. В желудке они уве­ли­чи­ва­ются в объ­еме в 30 раз, дают чув­ство сыто­сти и, про­ходя по кишеч­нику, скле­и­вают и выво­дят все ненуж­ное. Их не надо варить, доста­точно засы­пать в йогурт и есть как можно быст­рее, не ждать 2 часа. Можно добав­лять в про­тер­тый суп. Отруби съел — и 4 часа не хочется есть.

Люди, худе­ю­щие по моей мето­дике, только чуть-чуть сдви­гают свое пита­ние. Они ничего не исклю­чают, а про­дол­жают есть все, что они ели раньше в своей жизни, только слегка меня­ется рацион. И резуль­тат полу­ча­ется очень хороший.

— Говорят, вы реко­мен­ду­ете кока-колу?
— Нет. Я не реко­мен­дую кока-колу. Я говорю о том, что, если вы ее любите и не можете от нее отка­заться, пейте колу лайт. Это та же кола, но без кало­рий. Там нет ника­кого яда, потому что самый боль­шой яд — это сахар. Если вы от него избав­ля­е­тесь, то все нор­мально. Конечно, там есть хими­че­ские веще­ства, как и во мно­гом другом.

— О чем вы меч­таете?
— Оставаться кре­а­тив­ным. Я вижу людей, кото­рые с воз­рас­том теряют кре­а­тив­ность, и это меня пугает. Но с дру­гой сто­роны, я вижу, чем больше я рабо­таю, чем больше я иду впе­ред, тем больше я дей­ствую и абсо­лютно не теряю своей кре­а­тив­но­сти. И это уте­шает. Моя мечта — оста­ваться таким как можно дольше. Это делает меня счаст­ливым.

— Наверное, любовь к паци­ен­там дает силы…
— Да, это мне дает много сил. Некоторое время назад я был в Турции, про­во­дил встречу с 30 жен­щи­нами-блогге­рами и их фол­ло­ве­рами (у каж­дой из них их 5–7 тысяч). И когда я вошел, они все вско­чили со своих мест и бро­си­лись фото­гра­фи­ро­ваться со мной. Я был очень удив­лен. Было много моло­дых деву­шек, но были и пожи­лые. Невообрази­мые кра­са­вицы. Одна пожи­лая дама не осме­ли­лась подойти. Тогда я сам ее позвал и поце­ло­вал для фото­гра­фии. В этот момент все дев­чонки вско­чили с мест с кри­ками: «И меня, и меня поце­луйте». (Смеется.) Я был очень удив­лен, не знал, что в Турции такое воз­можно. Среди них были и врачи. Кстати, в резуль­тате этой встречи мы решили выпу­стить книгу, в кото­рой каж­дая из них рас­ска­жет, сколько поте­ряла кило­грам­мов, и даст 3 рецепта, кото­рые она сама при­ду­мала. Будут рецепты и сви­де­тель­ства оче­видцев.

— Как вы отно­си­тесь к курению?
— Я счи­таю, что куриль­щики нахо­дятся в опас­но­сти. Это при­вычка, от кото­рой очень сложно изба­виться. Хотя… Легко, если есть хоро­шая моти­ва­ция. Для жен­щины это бере­мен­ность. Или, напри­мер, муж­чине гово­ришь, что у него в лег­ких что-то стран­ное. Он тут же бро­сает курить. Инстинкт само­со­хра­не­ния и мате­рин­ства очень сильны. У меня была паци­ентка, кото­рой я ска­зал: «Что-то у вас кожа серая стала и силь­ный запах изо рта. Мужчинам это не нра­вится». И я уви­дел, что в ее гла­зах что-то мельк­нуло, и машина в ее голове начала рабо­тать. У боль­шин­ства людей, кото­рые курят, нет ощу­ще­ния того, что они нано­сят вред сво­ему здо­ро­вью. Это рав­но­сильно раз­го­во­рам людей о том, что пла­нета уни­что­жа­ется, но это не мешает про­дол­жать неко­то­рым ее засо­рять. С таба­ком то же самое. У них нет ощу­ще­ния, что это их уби­вает. Поэтому я говорю, что это одно­вре­менно сложно и легко.

— А вы сами не курили?
— Курил. Когда у меня роди­лась дочка Майя, ей был месяц, я курил тонень­кие малень­кие сильно пах­ну­щие сига­риллы. И моя жена ска­зала: «Ты заме­тил, когда ты берешь дочку на руки, она отво­ра­чи­вает голову от тебя?». Это меня сильно тро­нуло. У меня перед ками­ном висело зер­кало, я взял дочку на руки и уви­дел, что она дей­стви­тельно отвер­нула лицо. И я сразу же бро­сил курить! И уже 26 лет не курю. А потом через пол­года после того, как я бро­сил, моя жена при­зна­лась, что ска­зала неправду, то, что дочка отвер­ну­лась от меня, было сов­па­де­ние. Но таким обра­зом она ока­зала мне боль­шую услугу. Не надо сту­чаться в дверь, к кото­рой клю­чика нет. К этой двери у нее он нашелся. Если чело­век, в кото­рого вы влюб­лены, гово­рит, что у тебя изо рта пах­нет, понятно, что вы тут же бро­сите курить. Сейчас курить уже не в моде, а раньше было модно. Во всех аме­ри­кан­ских филь­мах все курили. А сей­час вы не най­дете фильма, где курят. Во Франции все куриль­щики выхо­дят на улицу, не могут курить в поме­ще­нии, нака­заны, как дети.

— Вы счи­та­ете себя счаст­ли­вым чело­веком?
— Безусловно. (Задумывается.) У меня была и есть счаст­ли­вая жизнь. Я не знал войны, у меня вели­ко­леп­ная про­фес­сия, кото­рую я очень люблю, у меня семья, сын, дочь, жена, кото­рых я обо­жаю. У меня была фан­та­сти­че­ская холо­стяц­кая жизнь, такая, что как только встре­тил свою жену, пере­стал смот­реть на дру­гих жен­щин. По своим дру­зьям могу ска­зать, что связи на сто­роне очень услож­няют жизнь: нужно лгать, и это ужасно и не делает чело­века счаст­ли­вым. Я очень люблю кра­соту — кра­соту в мире, кра­соту в жизни. Я пита­юсь ею. Красота — это то, что мне нужно посто­янно. И ее очень легко нахо­дить, только нужно уметь смот­реть. Красота везде вокруг нас. Например, в метро, вхо­дите в вагон, перед вами при­мерно 30 чело­век и из этих 30 обя­за­тельно будет очень кра­си­вая девушка. И я рас­смат­ри­ваю ее лицо, нос, глаза. Это искус­ство, как музыка, живо­пись. Все должны это любить и видеть, по идее.

— Вы и выгля­дите счаст­ли­вым. Такое ощу­ще­ние, что вы полны душев­ной доб­роты, состо­ите из нее.
— Все, что я делаю, я делаю для себя, потому что это делает меня счаст­ли­вым. Наверное, даже как-то немного эго­и­стично. Я счаст­лив, когда дру­гих делаю счаст­ли­вым. Когда я вижу пожи­лую жен­щину, кото­рая падает, под­нять ее для меня боль­шое удо­воль­ствие. У меня был один паци­ент, кото­рый гово­рил: «Для меня недо­ста­точно быть счаст­ли­вым. Мне нужно, чтобы дру­гие люди были несчастны, это достав­ляет мне еще больше удо­воль­ствия. Когда я еду к морю, к солнцу, я думаю о людях, кото­рые под дождем, рабо­тают. И от этого я чув­ствую себя счаст­ли­вее». Мне это непо­нятно. Конечно, все идет из семьи.

Когда я был малень­ким, моя мама мне гово­рила: «Ты очень счаст­лив, потому что ты родился в любя­щей тебя семье. Мы тебя очень любим, лечим, когда забо­ле­ва­ешь, ты ни в чем не нуж­да­ешься, потому что у нас состо­я­тель­ная семья. Ты здо­ров. Посмотри на себя в зер­кало, ты довольно сим­па­тич­ный малыш. И пред­ставь себе, что мало людей на свете имеют в сово­куп­но­сти все то, что есть у тебя. Но в своей жизни тебе при­дется мно­гое отдать людям». То есть когда вы отда­ете, вы ста­но­ви­тесь еще счаст­ли­вее. Но нужно, чтобы все шло из семьи. Есть люди, у кото­рых с рож­де­ния боль­шие про­блемы в семье. Они нахо­дятся в посто­ян­ном эпи­цен­тре ссор, и можно видеть, как у них про­дол­жа­ется это по жизни. Люди не рож­да­ются злыми: они при­хо­дят в этот мир доб­рыми и хоро­шими. И то, что они злые сей­час, озна­чает, что они несчаст­ливы и их сде­лала такими жизнь. Хочется поже­лать и вам, и вашим чита­те­лям опти­мизма, любви и добра.

Оксана Плисенкова, 

специально для med-info.ru


Гость

Заполняя настоящую регистрационную форму, я подтверждаю, что полностью и безоговорочно принимаю условия «Пользовательского соглашения», размещенного на сайте, ознакомился и согласен с условиями и порядком обработки моих персональных данных, установленных «Политикой Общества с ограниченной ответственностью «Корпорация «Медицинские электронные данные» в отношении обработки персональных данных пользователей сайта и сведения о реализуемых требованиях к защите персональных данных».
Для того, чтобы написать комментарий решите пример: + =
Этот материал сейчас читают 4428 человек!