Детские болезни
Дети ВИЧ-диссидентов: невинные жертвы заблуждений родителей
5

Дети ВИЧ-диссидентов: невинные жертвы заблуждений родителей


Автор
Ольга Туфанова

Статью проверил эксперт

Содержание

Как это не печально, диссидентство сегодня в моде. Люди отрицают многое: необходимость профилактических прививок, прохождения УЗИ во время беременности, игнорируют врачебные рекомендации по различным серьезным заболеваниям и др. Однако есть особая категория отрицателей, которую можно смело назвать самой опасной — это ВИЧ-диссиденты. Они верят в то, что этой инфекции не существует, советуют никому не проходить тестирование и отговаривают принимать антиретровирусную терапию, которую им прописывают в центре СПИД. Но самое ужасное, что их взгляды сказываются не только на их судьбе, которая естественно рано или поздно заканчивается вполне предсказуемо, — эти люди губят своих детей. К чему приводит это самое большое заблуждение XX века? Несколько печальных историй о детях ВИЧ-диссидентов мы публикуем на портале MedAboutMe в День борьбы со СПИДом, который отмечают во всем мире.

Саша, прожил 3 года 10 месяцев

Саша, прожил 3 года 10 месяцев

ВИЧ-положительный статус был выявлен у его матери еще в первом триместре беременности во время рутинного обследования. Остается загадкой, знала ли она об этом ранее, но можно предположить, что да: ВИЧ-диссиденты советуют беременным не рассказывать ни в женской консультации, ни в родильном доме о своем диагнозе. Если он выявляется, они прячут или уничтожают свои медицинские документы, не наблюдаются далее у гинеколога и приезжают в родильный дом уже со схватками, чтобы у врачей не было возможности и времени обследовать их. В результате этот малыш был инфицирован внутриутробно, самой вероятной причиной являлась отслойка плаценты на раннем сроке.

После выявления ВИЧ-инфекции женщине было предложено начать прием ВААРТ (высокоактивная антиретровирусная терапия). Эти препараты достоверно не вредят плоду (это было подтверждено в большом количестве клинических исследований), но надежно защищают его от инфекции. Она принимала их непродолжительное время и то только потому, что ей были объяснены юридические последствия отказа.

После родов ребенку проводилась 1,5 месячная профилактика препаратом Ретровир и в результате его ВИЧ-статус в 2 месяца был отрицательным. Но дальше женщина ребенку препарат не давала. И уже в 5,5 месяцев он был экстренно госпитализирован с множеством тяжелых осложнений, свидетельствующих о дебюте СПИДа. Вирусная нагрузка составляла около 3 миллионов копий — это высоченный уровень даже для взрослого, не говоря уже о младенце. Цитомегаловирусная инфекция, герпес, пневмоцистная пневмония, неврологические нарушения — все эти диагнозы были сообщены матери, но она, придерживаясь диссидентских взглядов, не желала соглашаться с тем, что все это является осложнением ВИЧ-инфекции. Эти люди настойчиво стараются уговорить врачей искать у них реальные болезни. Они обращаются к различным гомеопатам, остеопатам, неврологам, гастроэнтерологам, не сообщая им истинный статус своего ребенка, в результате каждый из них пытается лечить только свое профильное заболевание.

Усилиями врачей малыш был выведен из криза, при выписке ему была назначена ВААРТ, которую мать все равно не давала, а просто выбрасывала. Она считала эти препараты токсичными и вредными для развития ребенка. То, что у него регулярно появлялась молочница во рту, мальчик сильно отставал в физическом и умственном развитии, и к году даже не мог держать голову, не то, чтобы сидеть и тем более ходить, ее не настораживало. Однако к двум годам уже даже ей стало ясно, что с ребенком не все в порядке, но единомышленники по диссидентским убеждениям заверили ее в социальных сетях, что все это — токсические последствия Ретровира, который малыш принимал до 1,5 месяцев.

К слову говоря, этот препарат не обладает способностью к кумуляции (накоплению) и быстро выводится из организма. Он никак не мог привести к подобным осложнениям более через год с момента отмены. К тому времени у малыша фигурировал диагноз лейкоэнцефалит неясной этиологии (так как невролог, которого они посетили, не знал о ВИЧ статусе малыша). Далее ребенок несколько раз был госпитализирован в отделение реанимации с отеком легких, тяжелой пневмонией и другими заболеваниями. Однако связь их с ВИЧ мать категорически отрицала. И даже создала группу по сбору денег для лечения сына за границей, так как, по ее мнению, отечественные врачи их неправильно лечат. Она крайне негативно отзывалась обо всех лечебных мероприятиях, которые проводили доктора, утверждала, что они намеренно убивают ее ребенка ВААРТ и другими лекарствами. Женщина писала отказы от всего (даже от обработки персональных данных), чего желала другим матерям, дети которых имеют положительный статус.

В результате практически к четырем годам ребенок не держал голову, не ходил, не говорил, не улыбался и не ел самостоятельно. Очередное обострение заболевание привело к его гибели, к сожалению, закономерной. А его мать была уже беременна следующим ребенком. Далее о ее судьбе ничего не известно, но своих диссидентских взглядов она не изменила, даже несмотря на смерть ребенка: продолжала в социальных сетях обвинять во всем врачей.

Алиса, прожила 1 год 5 месяцев

Алиса, прожила 1 год 5 месяцев

Мать этой девочки имела положительный ВИЧ статус довольно давно, но никаких признаков заболевания у нее не было. Она примкнула к ВИЧ-диссидентскому течению, активно общалась с единомышленниками, говорила, что это для нее «глоток свежего воздуха», ведь они уверили ее в отсутствии этого заболевания. Далее она забеременела и скрыла от врача женской консультации свой диагноз, считая его выдуманным и несуществующим. Во время скрининга он все-таки выяснился, после чего на нее, по ее мнению, стали оказывать давление врачи, заставляя сдавать повторный анализ и принимать ВААРТ. В итоге она уехала в другой город и дальше по беременности не наблюдалась. Родила здоровую девочку в положенный срок. Лечения ни та, ни другая не получали.

Женщина с явным ехидством рассказывала в социальных сетях, как хорошо развивается ее малышка, что она в полгода уже встает на ножки, болтает, хорошо набирает вес и прекрасно выглядит. Да и сама она уже почти 10 лет с положительным ВИЧ-статусом чувствует себя прекрасно, назло всем врачам. Однако в 8 месяцев все это мнимое благополучие закончилось. У дочки появилась ангина, высокая лихорадка, которые не поддавались лечению антибиотиками. Педиатр, которая была не в курсе положительного ВИЧ статуса у обеих, удивлялась, что за 2 недели ребенок не идет на поправку. Одновременно с этим у малышки появилась сильная молочника, диарея, она стала таять на глазах. В итоге она была госпитализирована в стационар, где были выявлены цитомегаловирусная и герпетическая инфекция. Лечение проводилось согласно всем стандартам, однако положительной динамики не было. Мать скрывала наличие ВИЧ-инфекции, но доктора были в недоумении и подозревали ее, так как течение этих заболеваний было нетипичным для здорового ребенка.

В результате довольно быстро у девочки развился парез (она перестала двигать ручками и ножками), перестала держать голову, говорить, диарея у нее не прекращалась, молочница во рту не давала возможности нормально принимать пищу, добавилась пневмоцистная пневмония. Диагноз был ясен, он был подтвержден положительным результатом ПЦР. Вирусная нагрузка составляла несколько миллионов, а уровень CD4 лимфоцитов упал до 9 (это показатель глубочайшего иммунодефицита). Только в этот момент мать начала думать, а не были ли ее убеждения о том, что ВИЧ — миф, ошибкой, ведь здоровые дети просто не болеют подобными недугами. Она поделилась своими сомнениями в группе в социальной сети, но была в буквальном смысле закидана камнями. Ни один из ее бывших единомышленников не дал ей советов, как быть. Ее оскорбляли, обвиняли в том, что она примкнула к «ортам» (людям, верящим в ВИЧ), доверилась «врачам-спидологам», дала отравить своего ребенка лекарствами, поэтому сама во всем виновата.

Она отвечала, что не желает никому из них испытать то, что довелось ей, искренне жалеет, что поверила в то, что ВИЧ не существует и потеряла столько месяцев. В итоге к моменту, когда женщина окончательно разуверилась в диссидентстве и согласилась на ВААРТ для своей дочери, драгоценное время было упущено. Малышка погибла от тяжелых осложнений этого заболевания.

Далее она пыталась донести до своих бывших единомышленников, что все как-то очень странно, столько совпадений просто не бывает и ее дочь действительно погибла от СПИДа. На это ей ответили: «Что за привычка досаждать людям? Тебе не кажется, что ты перебарщиваешь с агитацией?».

В этой ситуации, в отличие от предыдущей, радует лишь то, что женщина все-таки смогла принять правду. Жаль, что ценой жизни собственного ребенка, ведь, по ее же словам, если бы с малышкой было все хорошо, она продолжала бы думать, что ВИЧ — это миф.

Сережа, прожил 10 лет

Сережа, прожил 10 лет

Далеко не всегда ВИЧ-инфекция у детей, зараженных внутриутробно, проявляется в первые годы жизни. Судьба этого мальчика — тому пример. Ведь он смог прожить целых 10 лет, однако финал, как и у всех остальных детей, был тем же.

Сережа был рожден ВИЧ-положительной матерью. Она узнала о своем статусе во время беременности, аккуратно принимала терапию. Роды прошли благополучно, далее в течение 1,5 месяцев мальчик получал Ретровир. В результате в возрасте 2 месяцев у него был отрицательный ВИЧ-статус. Насколько все это было правдой, судить сложно, ведь ВИЧ-инфицированным матерям нельзя кормить ребенка грудью, а каким образом проводилось вскармливание — неизвестно.

Далее женщина встретила в своей жизни мужчину, который стал ее новым мужем. Он был ярым приверженцем ВИЧ-диссидентства, хотя при этом имел отрицательный статус в отличие от жены и приемного сына. Он убедил ее в том, что это заболевание — миф, а все лекарства, что выдают в качестве ВААРТ, убивают людей, являются источником прибыли для фармацевтических фирм и врачей СПИД центра. В итоге и мать, и мальчик терапию получать перестали. Парень прожил в состоянии мнимого благополучия еще 8 лет.

Далее у него стали появляться боли в животе, по поводу чего родители обращались за помощью в различные клиники нетрадиционной медицины. Его лечили от гельминтов, проводили чистки, давали гомеопатические препараты. В итоге состояние его резко ухудшалось, появились такие характерные для СПИДа осложнения, как кандидоз, цитомегаловирусная инфекция, неврологические заболевания, не проходила лихорадка. Ребенок был госпитализирован в реанимацию с подозрением на диабет, но истинный диагноз был выявлен достаточно быстро. Вирусная нагрузка составляла 10 миллионов копий (это огромная цифра), уровень CD4 лимфоцитов упал до 30, что говорит о глубоком иммунодефиците. Сереже были назначены сразу 4 препарата из категории ВААРТ, однако мать под влиянием мужа, все равно не соглашалась давать их ему. Он активно обсуждал эту ситуацию в социальных сетях, осуждая врачей за то, что именно лечение несуществующей ВИЧ-инфекции губит его приемного сына. При этом в доказательство он снимал его на видеокамеру, просил улыбнуться и передать привет, однако на этом ужасающем ролике видно, что парень делает это с великим трудом, преодолевая сильнейшие боли.

Дело в том, что если терапия начинается в период криза, в фазе тяжелого иммунодефицита, то состояние человека действительно может на какое-то время ухудшаться. Однако это ухудшение было расценено родителями именно как вред лекарств. Мальчик уходил на глазах. Отчим настоял на том, чтобы забрать его домой, где прием ВААРТ снова был прекращен. Все это время мужчина вел активную агитационную политику в интернете, отговаривал людей проходить лечение, утверждал, что ВИЧ — миф, а врачи лишь получают доход с препаратов и их цель — уничтожить русский народ. Он находил многотысячную армию единомышленников, которые искренне верили ему, сочувствовали тому, до какого состояния довели доктора в больнице его приемного сына.

В результате дома родители стали заниматься самодеятельностью: лечили его молочницу дюфалаком, неврологические осложнения — глицином, давали мельдоний для улучшения общего самочувствия, обращались к гомеопатам и остеопатам (которые крайне популярны у ВИЧ-диссидентов). Состояние ребенка оставалось на прежнем же уровне, хотя искренне непонятно, чем же эти лекарства отличаются по своей вредности от тех, что входят в схему ВААРТ.

В результате очередное ухудшение вновь стало причиной госпитализации в реанимацию. С родителями проводили беседу сотрудники правоохранительных органов, но для них это было еще одним подтверждением глобального сговора фармацевтических компаний и власти с целью уничтожения их сына. В итоге ребенок погиб в результате тяжелой дыхательной недостаточности на фоне пневмонии и множественных осложнений ВИЧ-инфекции в состоянии глубокого иммунодефицита.

Это всего 3 примера из множества похожих историй. ВИЧ-диссиденты всегда с ощущением превосходства описывают, как хорошо чувствуют себя без терапии и они сами, и их дети вопреки прогнозам врачей. Однако тогда, когда начинаются реальные проблемы, они пропадают, замалчивают их, боясь быть осужденными своими единомышленниками или в страхе за возможное возмездие со стороны правоохранительных органов. Сотрудники MedAboutMe призывают не вступать в подобные сообщества, придерживаться взглядов традиционной медицины, ведь все, что случилось с этими детьми, к сожалению, было неминуемо.

ВИЧ — не приговор. Современные антиретровирусные препараты из абсолютно смертельного переводят заболевание в ранг хронических. Принимая их ежедневно в определенных доктором дозах, больной может жить до глубокой старости, не представлять угрозы для своих близких и даже полового партнера. Женщина может родить здорового ребенка и единственное ограничение — это полный запрет на грудное вскармливание. Не стоит поддаваться на уговоры сомнительных советчиков, ведь чаще всего они сами ВИЧ отрицательные и совершенно непонятно, какие цели они преследуют, отговаривая больных от лечения. Возможно, трагические смерти этих малышей станут для кого-то толчком поводом свое отношение к этому заболеванию и искренне поверить в то, что оно не является мифом.

Пройдите тестCклонен ли ваш ребенок к аллергическим заболеваниямCклонен ли ваш ребенок к аллергическим заболеваниямСклонен ли ваш ребенок к аллергическим заболеваниям и что является аллергеном? Пройдите тест и узнайте чего стоит ребенку избегать и какие меры предпринять.

Детские болезни / Под ред. Баранова А.А.. - 2012

Состояние плода и новорожденных детей, рожденных ВИЧ-инфицированными матерями / Черкасова С.В. // Практическая медицина. - 2005. - №5(14). - с. 24-25