05.12.2016 5947

Несуществующие диагнозы детской неврологии

Автор - врач кардиолог

Аршинова Ирина Александровна

Эксперт

Филюк Александр Яковлевич

Как показывает практика, вопросы детской неврологии сложны, границы патологии тесно переплетаются с нормой, а докторам в некоторых случаях свойственно либо диагностировать несуществующее и активно это лечить, либо недооценивать важность раннего вмешательства в течение болезни, когда есть высокий шанс пользы от немедленного воздействия. В каких случаях родителям стоит бить тревогу и как можно скорее отправляться к специалистам для постановки точного диагноза и быстрого начала лечения? А в каких — действительно можно «перерасти» какие-то «диагнозы»? MedAboutMe разбирался вместе с детскими неврологами.

Мозг — всему голова?

Мозг — всему голова?

Пожалуй, ничто так не тревожит молодых родителей, как правильное развитие головного мозга и нервной системы ребенка, и это абсолютно понятно. С другой стороны, когда мама приходит к неврологу, врач по окончании своей консультации должен же поставить какой-то диагноз? Не писать же в этой строчке «практически здоров»… Как говорит Б. Рассел, «диагностика достигла таких успехов, что здоровых почти не осталось». Однако стоит понимать, что очень многие жалобы, с которыми обращаются мамы к детскому неврологу, относятся к области нормальной физиологии или особенностям развития ребенка.

Например, плохо спит, часто просыпается, часто кричит — каждая из проблем малыша имеет свои корни. Конечно, ребенка осмотрит врач, оценит состояние, но нужно помнить, что на первом году жизни эти жалобы имеют место быть и у вполне здорового малыша. В первые полгода младенец просыпается за ночь 4-5 раз, особенно при грудном кормлении. Окончательно ночной сон формируется к полутора-двум годам — если имеются проблемы с засыпанием, если ребенок часто просыпается, невролог в первую очередь посоветует наладить режим, ритуал отхода ко сну, увеличить время физической активности днем. Только после этих нехитрых (но действенных!) мер, может быть рассмотрен вопрос о назначении аптечных препаратов на основе лекарственных трав. И то, только для того, чтобы помочь ребенку (и, в большей степени, родителям!) «перерасти» это состояние — со временем сон налаживается естественным образом в большинстве случаев. Но без режима, с помощью успокаивающих травок эту проблему не решить и в старшем возрасте.

Давление внутричерепное, повышенное

Давление внутричерепное, повышенное

От современных мам часто можно услышать «У моего ребенка внутричерепное». И собеседнику сразу станет понятно, что речь идет о внутричерепном давлении — как утверждают специалисты языковеды, это явление, конверсия, когда из двух слов остается одно, рождается из-за частой встречаемости термина (как получилось со словами «новорожденный», «скорая», «снотворное»). Неудивительно, ведь сейчас в поликлинике почти каждому второму-третьему младенцу ставят синдром внутричерепной гипертензии.

Такие диагнозы как «гипертензионно-гидроцефальный синдром», «синдром внутричерепной гипертензии» действительно существуют, но встречаются в качестве спутников других, истинно тяжелых патологий: гидроцефалии, опухоли, черепно-мозговой травм, менингите. Например, истинная гидроцефалия — болезнь редкая, встречается всего в 1 случае на 2 — 4000 малышей. Синдром внутричерепной гипертензии — это не самостоятельная болезнь, которую необходимо активно лечить, а лишь признак, что у ребенка имеются серьезные проблемы со здоровьем. И они будут проявляться вполне реальными, волнительными симптомами — рвотой, резким выбуханием родничка, расстройством сознания, параличами. Конечно, такие состояния требуют госпитализации и неотложной помощи.

Конечно, когда ребенок уже взрослый и его на протяжении, допустим, пяти лет тревожат периодические умеренные головные боли, о столь серьезных диагнозах, внутричерепной гипертензии, на основании лишь этой жалобы, речи не идет, утверждает врач-невролог, к.м.н. Алексей Владимирович Сергеев.

Родителям стоит знать, что все препараты должны применяться в случае наличия конкретной проблемы. Если же, например, мочегонные, назначены в том, случае, когда без них можно обойтись — это может вызвать обратный эффект — нарушают сон, аппетит, вызывают ажитацию и волнение у родителей.

Если у ребенка при измерении окружности головы выявлены чуть превышающие нормы размеры, это требует лишь наблюдения в динамике — как голова будет увеличиваться с течением времени относительно его же показателей. Та же история с показателями, полученными при ультрасонографии — расширение полостей желудочков стоит оценивать исключительно в сравнении с предыдущими данными. И если наблюдается резкий прирост показателей — тогда это серьезный повод для выявления причины и исключения скопления лишнего количества ликвора, гидроцефалии.

Перинатальная энцефалопатия: реальный или эфемерный враг?

Перинатальная энцефалопатия: реальный или эфемерный враг?

Такого диагноза в международной классификации болезни не существует. Это еще один «расхожий» отвлеченный диагноз, увидев который в амбулаторной карточке, стоит выдохнуть и порадоваться, что конкретно опасных и серьезных неврологических болезней у малыша нет (конечно, если при этом нет других, уточняющих слов, например, билирубиновая).

Вариантом повреждения головного мозга, который действительно существует, является гипоксически-ишемическое поражение головного мозга. Проявляется сразу, в раннем неонатальном периоде (первые 7 дней после рождения) и отражает истинно тяжелое поражение, которое наблюдается у малышей после осложненных родов, когда были проблемы — длительный безводный период, слабость родовой деятельности, разрыв матки, наложение щипцов или применение травматичных акушерских приемов. У этих малышей сложности в состоянии наблюдаются практически сразу после рождения и требуют выхаживания и проведения реанимации и пребывания в отделении интенсивной терапии, а из роддома кроху выписывают с остаточной желтухой и направлением к детскому неврологу для наблюдения и реабилитации.

Если же малыш не знал, что такое реанимация, выписался без желтухи — никакой перинатальной энцефалопатии у него нет. Как подчеркивает невролог Павел Бранд, такие широко рекомендуемые лекарства, как Когитум, Кортексин, Актовегин не имеют большой доказательной базы: российская школа активно их использует в случае неврологической патологии, но Германия, Швейцария, Америка не знают таких лекарств, у них налажена система реабилитации, которая начинается как можно раньше. У многих лекарственных средств есть чрезвычайно короткий период, «окно», когда они работают и могут помочь — далее именно реабилитация выходит на первое место, немедикаментозные способы воздействия.

Минимальная мозговая дисфункция: минимальные проблемы?

Минимальная мозговая дисфункция: минимальные проблемы?

«Минимальная мозговая дисфункция» — такое понятие в мировой практике отсутствует, это исключительно российская универсальная формулировка (точнее, территорий СНГ), своего рода «мусорная корзина», в которой могут помещаться другие, вполне реальные диагно