Коронавирус
ПОДТВЕРЖДЕНО
СЛУЧАЕВ:
случаев в РФ
0
Полная информация
Мать
Куклы-реборны: любовь к красоте или суррогат материнства?
4.7
09.09.2019
317

Куклы-реборны: любовь к красоте или суррогат материнства?

Как любая любящая мама, Сабрина по вечерам проводит ритуал подготовки ко сну для своей малышки. Она раздевает кроху, меняет подгузник, вытирая попу влажной салфеткой, и надевает ей пижамку с милым принтом. Потом она кормит Джейлу, носит столбиком и похлопывает ее по спинке, чтобы та срыгнула. Наконец, укладывает ее в кроватку, где та будет спать всю ночь, ни разу не заплакав.

Джейла не плачет. Она – не настоящий ребенок, она – кукла-реборн, жутко похожая на живую.

«Ищу свою маму»

«Ищу свою маму»

Сабрина – одна из многих десятков тысяч коллекционеров, которые покупают и продают реалистичных кукол-младенцев, известных как реборны (reborn – возрожденный). Этих кукол не просто ставят на полку, к ним относятся, как к настоящим детям. Их кормят, переодевают, купают, разговаривают и укачивают. С ними даже гуляют в обычных детских колясках или слингах, порой выдавая за настоящих детей.

«Покупка», «продажа» – такие термины в описании реборнов не приняты. «Усыновление» – так обычно называется процесс приобретения новой куклы. Даже на официальных выставках нет подписей к экспонатам «на продажу», есть «ищу маму», «нашла маму» (в смысле, кукла продана). К покупателю куклы переходят со «свидетельством о рождении» или усыновлении, по желанию.

Нереально реалистичные, очень похожие на живых младенцев, реборны – штучная, ручная работа. Они настолько похожи на детей, что уже бывали случаи, когда полиция взламывала машину с «оставленным в опасности ребенком», ну а обыватели обманываются только так. Что заставляет женщин (а абсолютное большинство коллекционеров – женщины среднего возраста) «усыновлять» расписной молд и относиться к нему, как к ребенку?

От терапии до удивительного хобби

От терапии до удивительного хобби

Первые реборны появились почти три десятилетия назад, и использовали их в терапевтических целях. Первых «живых» кукол создавали художники из обычных виниловых магазинных пупсов. Тогда они были частью психотерапии для матерей, скорбящих о потере ребенка. Но в наши дни реборны, похоже, заполняют эмоциональные потребности в заботе и материнстве, хотя и в довольно странном формате.

Сабрина, «приемная мать» реборна Джейлы, молода – ей 22. Она коллекционирует кукол почти 10 лет и постоянно снимает ролики, в которых обращается с Джейлой и другими куклами, как будто они – ее дети. В одном она купает куклу в настоящей детской ванночке с детской косметикой, затем Джейла «какает» (пудингом), и Сабрине приходится все убирать.

«Если вы еще не заметили, она ооочень любит какать!» – сообщает «молодая мать» подписчикам своего канала, которых у нее больше ста тысяч. Просмотры некоторых роликов зашкаливают за пять миллионов.  

В беседе Сабрина заверяет, что всегда помнит: реборны – не настоящие дети. Ей просто очень нравится такая ролевая игра. «Они делают меня счастливой, в них есть что-то такое, что я не могу толком объяснить. Я люблю их носить на руках, обнимать. И я очень люблю снимать с ними ролики. Они помогают мне, когда я расстроена. Это хобби, но оно удивительное!»

Когда количество просмотров ролика достигает определенных цифр, Сабрина отключает комментарии: слишком много приходит хейтеров, которые изливают ненависть на девушку и ее «детей». С таким же феноменом сталкиваются все, кто не держит свое увлечение в тайне. Но для большинства «мам» реборнов радость, которую приносит их хобби, стоит того, чтобы терпеть косые взгляды и откровенно злые высказывания.

Стать хорошей матерью, недорого и с гарантией

Реборны бывают разных размеров – от имитации недоношенных малышей до вполне уже больших 12-летних деток. Последние, впрочем, чаще находят место в коллекциях. Вообще «подрощенные» реборны не особенно популярны в играх, с ними толком не погуляешь, сразу видно – кукла, а не спящий младенец. Такие размеры больше в ходу как «портретные» куклы: клиенты заказывают мастерам точную копию себя или уже выросших детей в детстве, получается такая объемная «скульптура», порой целые кукло-семьи.

Новорожденные и «детки» в возрасте года особенно популярны, хотя чем младше, тем выше шансы на «усыновление». Многие мастера-реборнисты вообще делают кукол только под заказ: клиентки рассказывают о возрасте, внешности (цвет кожи, глаз, волос), гримаске, заказывают бодрствующих или спящих кукол. Редкие и дорогие опции – возможность действительно кормить реборна, он также может «писать», в тело можно встроить механизм, имитирующий дыхательные движения.

Стоимость молда или заготовки, которую делает скульптор, около 5 000-7 000 рублей, чем меньше тираж, тем выше цены. Остальная сумма складывается из качественных дополнений и работы мастера: глаза производства Германии – 2000, волосы 2500, «тело» около полутора тысяч. Нужно также подсчитать гранулят для набивки куклы, чтобы она имела достаточный вес, краски, затраты на запекание и т. д. Себестоимость реборна-младенца выходит в 15-20 тысяч у хорошего мастера. Ну а цены на конечный продукт могут доходить до сотен тысяч.  

Хотя весит кукла меньше обычного ребенка, массу добавляют одежда и аксессуары. А пахнут такие малыши не резиной или пластиком, а детской косметикой. Внутрь тела мастера кладут специальные салфетки с пропиткой маслами для детской кожи. В общем, отличается кукла от ребенка только неподвижностью. Многослойная роспись точно повторяет особенности младенческой кожи, вес, запах, точечная прошивка волос – несложно обмануться. И многие обманываться рады.

Комментарий эксперта
Екатерина Валова, психолог
Екатерина Валова, психолог

Это совершенно «недетские куклы», большинству детей они не нравятся. Они – не для классической детской игры, зато привлекают внимание взрослых. Их «усыновляют», чтобы удовлетворять свои желания. Кому-то хочется нянчить малыша, но не в режиме 24/7, а так, по настроению. Кто-то сам нуждается в заботе и делает с реборном то, чего не хватает самому: баюкает, кутает, носит на руках.

Реборны в качестве «заместителей настоящих младенцев» весьма привлекательны. Их можно красиво наряжать, «кормить», гулять с ними, укладывать. Некоторые играют в «колики у ребенка», «температуру», «аллергию». А когда надоедает – куклу можно отложить и забыть обо всех проблемах. Она не будет требовать постоянного внимания, ответственности, затрат. Надоело – можно продать. Все предсказуемо и нет страха перед будущим: реборн не устроит истерику, не заболеет, не оскорбит родителей, наконец, не вырастет. Можно чувствовать себя хорошей матерью в любой ситуации. Это такая сказка, которую можно сочинить для себя и рассказывать окружающим.

Кажется, сплошные бонусы. Но вот в терапии материнской потери реборны не прижились: на первом этапе они могут помочь, вызвать эмоции, пережить потерю, но в итоге с таким «ребенком» надо осознанно расставаться. И если процесс идет бесконтрольно, то может развиться новая зависимость.

Вы много читаете, и мы это ценим!

Оставьте свой email, чтобы всегда получать важную информацию и сервисы для сохранения вашего здоровья

Человеческий и в особенности женский организм так устроен, что, когда мы берем на руки младенцев, начинается выработка окситоцина. Та же биохимическая реакция, хотя и более слабо выраженная, может возникать при играх с реалистичными куклами. Так что удовольствие может быть не просто эмоциональным, но и на физическом уровне.

Показательны некоторые эксперименты включения реборнов в терапию людей с болезнью Альцгеймера: о точных результатах говорить рано, но улучшение самочувствия у пожилых людей, которым давали подержать такую куклу, отмечается чаще, чем без подобных игр. Хотя обычные мягкие игрушки помогают лишь немногим хуже.

Если же игра затягивается и превращается буквально в зависимость, то это – признак эмоционального дефицита. Как правило, речь о нехватке заботы, внимания, ощущения безопасности, или же отыгрывание раз за разом роли «хорошей матери». В таких случаях игры с реалистичными куклами могут помочь понизить психоэмоциональное давление, хотя полностью удовлетворить потребность не получится. Чаще всего к «реборн»-терапии прибегают люди, пережившие травму в семейных отношениях, в детстве. И уход за куклой помогает облегчить последствия, которые многие не замечают. Просто чувствуют, что после игр становится как-то легче.

Комментарий эксперта
Екатерина Валова, психолог
Екатерина Валова, психолог

Известны случаи настоящей зависимости, мании «усыновления», когда женщины имитируют всю беременность, потом роды, потом наконец появляется «возрожденное дитя», и с ним уже не расстаются. Но работать с такими пациентами непросто: как правило, близкие люди реагируют на зависимость резко, требуя немедленно прекратить «возню», пытаются отбирать, выбрасывать кукол, и обращаются к специалисту уже в состоянии острой травмы. Если обращаются. А такие «мании», как правило, возникают на фоне посттравматических стрессов, которые требуют лечения.

Что делать, если у близкого или у вас появляются признаки зависимости? Лишать куклы и возможности с ней «возиться» нельзя, как нельзя отбирать лекарства у больного. Надо все же дойти до психотерапевта и выяснить, что такое осталось глубоко внутри, что за рана болит и требует подобной «реборн»-терапии. После лечения кукла не изменится, но поменяется отношение к ней: те же игры станут просто играми, приносящими нормальное удовольствие, и зависимость пройдет.

Личный опыт
Мелани Катрин, коллекционер и реборн-мастер
Мелани Катрин, коллекционер и реборн-мастер

Мои реборны – это маленький кусочек любви и счастья каждый день, который доступен каждому. И поверьте, хотя он мал, но он помогает переживать невзгоды просто самим существованием.

Использованы фотоматериалы Shutterstock


Loading...

Социальный и биологический аспект родительства / Панкратова И.В. // Социологические исследования. - 2006. - №4

Значение традиций использования куклы для развития личности ребенка и взрослого / Якушкина М.С. // Вестник Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. - 2001. - Серия 4: Педагогика. Психология.

Reborn dolls: valued replicas of babies or objects of revulsion? Oxford, UK, September 2018. / Driscoll H, Crawley R, Lindsay H. // Conference "ASA18: Sociality, matter, and the imagination: re-creating Anthropology. - 2018