07.03.2017 11703

Аппендицит: можно ли избежать операции?

Эксперт

Константинов Вячеслав Константинович

Аппендикс — это червеобразный отросток слепой кишки. Если он воспаляется, то говорят о заболевании под названием «аппендицит» — то, чего очень боятся родители маленьких детей, и то, что в первую очередь приходит в голову при болях в животе. Но в последнее время все чаще появляются сообщения о том, что аппендицит — не повод ложиться на стол хирурга. И все чаще обыватели начинают рассуждать, а так ли уж была нужна операция? Может можно было обойтись одной таблеткой? MedAboutMe разбирался, как менялись подходы к лечению аппендицита и можно ли уговорить врача не оперировать ребенка с таким диагнозом.

История аппендицита: умереть без боли

История аппендицита: умереть без боли

Первые упоминания об аппендиците и попытках его лечения связывают с именем Авиценны, который смог правильно поставить диагноз правителю Бухары и даже удалить воспалившийся отросток. Возможно, пациент легендарного арабского доктора даже выжил, несмотря на отсутствие антибиотиков — чудеса на свете случаются. Но на протяжении еще многих столетий врачи всего мира оказывались не столь проницательны и принимали аппендицит за воспаление мышц, слепой кишки или матки и пытались лечить его консервативным путем, то есть, без операции. Пациенту ставили клизмы, промывали желудок и давали настойку опия, что позволяло ему умереть, не страдая от боли.

Только в XIX веке врачи утвердились во мнении, что основной причиной болей в правой подвздошной области является воспаленный аппендикс. Интересно, что в 1839 году, когда симптомы острого аппендицита были уже описаны, хирургическое решение проблемы все еще считалось крайним средством с сомнительным эффектом. Неудивительно: ни обезболивающих, ни антибиотиков на тот момент у человечества еще не было.

С появлением общего обезболивания в 1846 году операции на брюшной полости стали более безопасными. Но удалять собственно отросток доктора стали не сразу. Изначально брюшную полость пациента вскрывали и вычищали гной из абсцессов правой подвздошной ямки. И только в начале 1880-х годов появились сообщения об успешном удалении воспаленного аппендикса сначала во Франции, а потом в Канаде.

«Сомневаешься — оперируй!»

«Сомневаешься — оперируй!»

В 1886 году Реджинальд Фитц выступил с докладом, в котором ввел в медицинскую лексику термин «аппендицит», в подробностях описал клинику болезни и призвал коллег лечить ее удалением воспаленного аппендикса. И с этого момента основным методом лечения стала хирургическая операция, так как без нее смертность составляла в среднем 67%.

В России первая аппендэктомия была проведена в 1890-м году в Санкт-Петербурге профессором А.А. Трояновым. Даже признав удаление отростка единственным способом лечения аппендицита, врачи еще долгое время придерживались тактики выжидания, приступая к операции только после того, как развивались осложнения. Российским докторам понадобилось 20 лет, чтобы начать «резать к чертовой матери, не дожидаясь перитонитов», как говорила героиня фильма «Покровские ворота». И только в 1933 году было окончательно принято решение об экстренной госпитализации и проведении операции во все сроки от начала заболевания.

С появлением антибиотиков в 1940-х годах операции на брюшной полости стали еще более безопасными, и маятник качнулся в другую сторону. Хирурги стали бояться пропустить разрыв воспаленного аппендикса и отправляли на операционный стол пациентов с малейшими признаками аппендицита, придерживаясь девиза: «Сомневаешься — оперируй!». Анализ удаленных отростков показал, что, по разным данным, 30-60% из них не были воспалены. Особенно страдали молодые женщины: хотя, по статистике, аппендицит у них бывает немного реже, чем у мужчин, под скальпель хирурга они попадали чаще. Такие операции, сделанные «на всякий случай», повышали частоту развития спаечных процессов в брюшной полости, что негативно сказывалось на здоровье пациентов.

Аппендицит и новые технологии

Аппендицит и новые технологии

К счастью для пациентов с болями в животе, в 1960-х годах хирурги начали использовать лапароскопию — диагностический метод, известный врачам с начала века, но считавшийся до того момента технологией гастроэнтерологов. Со временем лапароскопия стала использоваться не только для диагностики, но и для удаления воспаленного аппендикса.

Постепенно появлялись новые методы диагностики, например, УЗИ брюшной полости. Его применение осложняется наличием воздуха в кишечнике, который скрывает глубоко расположенные образования. Но сегодня разработаны специальные датчики и приемы, позволяющие справиться с этой проблемой.

А самым точным методом на сегодняшний день является рентгеновская компьютерная томография (КТ), диагностическая ценность которой достигает 96%. И с момента появления КТ и накопления результатом гистологических анализов удаленных аппендиксов врачи снова засомневались: а так ли уж надо немедленно класть пациента под нож?

В медицинской научной литературе стали появляться статьи о применении выжидательной тактики: снять воспаление и после этого оперировать, через 1-3 месяца, в так называемом «холодном периоде». Экономически для здравоохранения это более выгодно, даже при том, что обследование на компьютерном томографе — весьма дорогостоящая процедура. Неудивительно, что на очереди — консервативная терапия, то есть, отказ от операции и лечение аппендицита антибиотиками. Конечно, только при неосложненном остром аппендиците и в тех случаях, когда это не ставит под угрозу жизнь больного.

Маятник истории возвращается на прежнее место. Как и 100 лет назад, врач думает о том, чтобы избежать операции. Но причины этого изменились. Когда-то операция была последним шансом больного на жизнь, а теперь становится фактором дополнительных рисков на фоне наличия современных методов диагностики и эффективных антибиотиков.

Лечение аппендицита без операции у взрослых

Лечение аппендицита без операции у взрослых

На Западе каждый год публикуются сообщения об очередных наблюдениях за пациентами, прооперированными в экстренном режиме, и за теми, кого лечили только антибиотиками.

  • В 2012 году исследователи из Ноттингемского центра болезней органов пищеварения обнародовали данные о наблюдении за 900 взрослыми пациентами с диагнозом «неосложненный острый аппендицит». 430 из них были прооперированы, а 470 пролечены антибиотиками. Из группы антибактериальной терапии 63% вылечились, остальные — все-таки попали на операцию. Но в результате в группе, которая лечилась антибиотиками, частота осложнений была на 31% ниже, чем среди сразу прооперированных больных.
  • В том же году шведские хирурги поделились своими изысканиями в данной области. По их наблюдениям, риск рецидива болезни при антибиотикотерапии на протяжении следующего года составляет 10-15%. А в целом, 80% тех, кого можно направить на лечение антибиотиками, а не на операцию, вылечиваются полностью. Шведские врачи также подчеркивают пониженный риск развития осложнений при выборе антибиотикотерапии там, где это возможно.
  • В 2015 году финские ученые из Университетской больницы в Турку случайным образом распределили 530 пациентов с неосложненным острым аппендицитом. 274 из них были прооперированы, 1 человек умер, а остальные (99,6%) успешно выздоровели. Другие 256 пациентов проходили лечение антибиотиками. Наблюдение за ними велось на протяжении года. Из них 72,7% выздоровели и больше и не вспоминали об аппендиците. 27,3% пациентов все-таки понадобилось хирургическое вмешательство в течение первого года после лечения. Что характерно, никаких осложнений в группе «поздней аппендэктомии после антибиотикотерапии» выявлено не было.

Лечение аппендицита без операции у детей

Лечение аппендицита без операции у детей

Ситуация с детьми далеко не такая радужная, как с взрослыми людьми. Экспериментировать на ребенке, который болен потенциально смертельной болезнью, никому не хочется. Тем более, что детские организмы отличаются непредсказуемостью реакции. В 2017 году было опубликовано исследование, в котором анализировались данные об антибиотикотерапии 413 детей с аппендицитом (вместо хирургической операции) — это все, что удалось собрать ученым по итогам анализа статей за 10-летний период. Надо отметить, что выводы исследователей весьма оптимистичны: частота рецидивов болезни составила всего 14%. Сейчас