25.11.2016 2569

Как медуслуги становятся «медвежьими»

Эксперт

Голубев Михаил Аркадьевич

Всё чаще случается так, что медицинские услуги в итоге можно назвать «медвежьими», настолько негативные у них последствия. Российский Интернет пестрит отзывами пациентов на плохое качество медицинской помощи: в социальных сетях появились целые сообщества недовольных больных. В чём причины такой лавины жалоб? В недостаточной квалификации медиков, в хронической нехватке денег на нужды здравоохранения? Не только – корни проблемы глубже, чем кажется с первого взгляда. Мы попытались докопаться до них в этом расследовании, суммировав рассуждения рядовых врачей и жалобы рассерженных пациентов.

Когда доктор – горе

Вот грустная шутка одного молодого медика, которая послужит иллюстрацией к серьёзной проблеме: «Закончив мединститут, я стал бояться всех врачей, особенно однокурсников».

Страшиться действительно есть чего – печальных историй болезней, при лечении которых накосячили врачи, хоть пруд пруди. Даже самые именитые специалисты не застрахованы от ошибок. Но куда хуже, когда причиной беды становится халатность – вот уж точно словно специально для нерадивых медиков придуманное словечко.

Вспомним недавний скандал со всемирно известным шведским хирургом Паоло Маккиарини: выяснилось, что он навредил своим пациентам. Оказалось, что большинство выполненных им пересадок искусственной трахеи приводили к фатальным исходам, но Маккиарини скрывал эти факты от общественности. Кроме того, в ходе расследования оказалось, что он исказил в своих научных публикациях данные, которые касались лабораторных экспериментов. В Ростове-на-Дону, где шведский хирург провёл одну из своих операций, тоже проходит проверка.

Ещё одна печальная история из новостной ленты: на Камчатке в краевой детской больнице из-за халатности врачей ослеп четырёхлетний ребёнок. По словам старшего помощника начальника СУ Следственного комитета по Камчатскому краю Елены Матафоновой, в  медучреждении не оказалось квалифицированного офтальмолога, чтобы вовремя поставить диагноз и начать лечение. А вызывать специалиста из другой больницы руководство клиники не стало.

Третий факт: в Екатеринбурге от тромбоэмболии легочной артерии умерла беременная женщина. Врач в поликлинике решил, что у неё бронхит и выписал таблетки от кашля. Состояние ухудшилось, через несколько дней больную доставили в стационар, но и там не смогли поставить верный диагноз.

Ещё одна недавняя трагедия, на этот раз в Смоленске. Там в 1-й городской клинической больнице от перитонита скончалась 11-летняя девочка. За три дня до этого малышка с родителями была на приёме у хирурга, жаловалась на боль в животе, но врач не распознал приступа аппендицита. Направление на обследование он выписывать не стал, предположив, что у ребёнка ротавирусная инфекция.

Слёзы родных

Вот история, которой поделилась со мной москвичка Ирина Борисова:

Не стало самой дорогой и любимой мамы – Степановой Татьяны Спиридоновны, она скоропостижно скончалась в семьдесят лет. Разбирая её вещи, наткнулась на препараты, которые она принимала по предписанию медиков. Среди них Лодоз, для неё это просто лекарство-убийца. У мамы были проблемы с сердцем, в аннотации к Лодозу среди противопоказаний обозначена её болезнь – синоатриальная блокада. Как мог врач, зная это, выписать именно Лодоз, хотя есть другие, неопасные в таких случаях лекарства?  Я не верю в неграмотность до такой степени. Мне кажется, что перед врачами в России стоит задача – сократить население. Моего сына с девяти лет сделали инвалидом на всю жизнь, прописав лекарство, которое нельзя было принимать детям до двенадцати лет. Сколько ещё жертв нужно от моей семьи?

Рассказ о беде в семье Александра Петракова я публикую с его разрешения:

Моя жена Катя лежит в коматозном состоянии в реанимации Ульяновской областной больницы. Основной диагноз – сепсис, который развился после родов. До сих пор мне никто не может сказать, откуда он взялся? Катя трижды лежала на сохранении, и у нее не нашли признаков воспаления. Не могу понять, почему после родов ей сразу не оказали помощь. Она трижды подходила к медсестрам, ее посылали обратно в палату со словами «всем плохо, утром врач посмотрит». В итоге она пять часов лежала с болью перед тем, как ее осмотрел врач. Все это время сепсис развивался в организме. Только под напором родственников Катю согласились взять на операцию и дренировали гематому. В итоге нашли источник воспаления, который и мог быть причиной тяжёлого сепсиса. Катю реанимировали после остановки сердца, у нее отёк мозга. У меня нет цели воевать с больницей, обвинять врачей, искать виноватых. Я ждал дома любимую жену с маленьким сыном из роддома, а получил ад, который продолжается уже больше 40 дней. Я лишь хочу, чтобы моя жена осталась жива, вышла из комы.

Бедные врачи

Бедные врачи

Цитатой для этой главки вполне может служить строчка из «Песни типичного врача-бюджетника» – так назвал её автор, кемеровский медик Борис Беседин: «Семь с половиной тысяч за ставку без ночей – за что же так сильно не любят всех врачей?”

Увы, платят российским врачам крайне мало, а требуют с них всё больше.  В том числе и роста качества медицинских услуг. Но дёшево и хорошо – понятия несовместимые.

Вот что считает причиной падения качества медуслуг самодеятельный музыкант и профессиональный врач Борис Беседин:

Во-первых, чрезвычайно малое финансирование. Настолько, что даже банальных физраствора или лидокаина порой нет. Что касается эндоскопии (профиля моего), то по нашей области 70 процентов оборудования – фиброоптика, которая, к слову, уже лет двадцать как снята с производства и не выпускается. Во-вторых, так называемая, оптимизация здравоохранения, когда сокращаются ставки, а на остающиеся идет двойная – тройная нагрузка. Ну и закончить можно уничтожением системы образования.

Московский нейрохирург кандидат  медицинских наук Алексей Кащеев убеждён, что для  повышения качества медицинских услуг необходима стандартизация:

В Германии, например, где я стажировался, каждый пациент, в какое медучреждение он ни обратился, может быть уверен, что он получит предписанное стандартом обследование и лечение. Конечно, это шаблонный подход, но он позволяет гарантированно держать медицинскую помощь во всех регионах на среднем уровне. У нас, в России, полная стандартизация в медицине – пока только мечта. Стандарт появляется там, где на медицину есть деньги. А их как раз и нет.

Большинство врачей из регионов России, рассказывая о проблемах, просят не публиковать их фамилии и место работы. Причину такой конспирации врач  Лариса К. (она работает в городе, расположенном всего в трёхстах километрах от Москвы) мне объяснила так: «Сначала ищешь справедливость, а потом – работу».  В её больнице не хватает элементарных лекарств: «Работаю в терапии, прошу пациентов самостоятельно купить муколитики и антибиотики, об ингаляционных глюкокортистероидах вообще молчу – роскошь!»

А вот полные горечи слова Р.И., врача из Магадана:

Чтобы наверстать упущенное, нужно вбухивать огромные средства, которых нет у нашей страны. Нужны не только качественные медикаменты, медизделия, медоборудование в достаточном количестве. Необходимо избавиться от острого дефицита кадров, посадить всех на одну ставку с адекватной оплатой труда. Тогда коррупция в разы уменьшится, и медики почувствуют себя людьми.  Те, кто остались в бесплатных больничках, такие как я – не от мира сего, крэйзи – так нас называют коллеги в западных странах. Нельзя работать за копейки с такими колоссальными нагрузками, в нечеловеческих условиях и при этом отвечать за чужую жизнь и здоровье.

Солидарна в своих мыслях с коллегой, от которого её отделяют почти десять тысяч километров, Раиса Л. – она медик с большим стажем, работает врачом-терапевтом в районной больнице в посёлке на Юге России:.

Ни один из западных врачей не смог бы работать в наших условиях: отсутствия современного оборудования и эффективных медикаментов, травли в СМИ, предательства Минздрава, который даже не пытается защитить своих сотрудников, и как следствие этого, распустившихся пациентов. Мы хотим работать в хорошо оборудованных медицинских учреждениях, по мировым стандартам, имея возможность постоянно обучаться, быть защищённым своим государством, гордится своей работой.

И за рубежом не всё гладко

И за рубежом не всё гладко

Плач о бедах нашего отечественного здравоохранения можно вести бесконечно, но качество медицинских услуг зависит не только от загруженности и уровня квалификации врачей, наличия современного оборудования и эффективных лекарств.

Даже такие богатые страны, как США, сделав ставку на страховую медицину, попали в тупик. Изнутри изъяны такой системы здравоохранения хорошо заметны. Своими наблюдениями со мной поделился Михаил Мамонтов из Нью-Йорка.

Я работаю врачом в США, здесь медицина – хороший бизнес, но это не гарантирует хорошего лечения для больного. Цены на медицину огромные. Недавно в Америке был проведен опрос среди населения, и 25 процентов сказали, что не пойдут к врачу – потому что все равно не смогут себе позволить выкупить назначенные лекарства. Страховки очень часто не могут покрыть лечение.  

Вот пример из стоматологии: в сельской местности в США даже у молодых девушек уже присутствуют зубные протезы. Они могут позволить себе вырвать зубы, но не лечить – это стоит дороже.

Врачи в Америке могут зарабатывать, сколько сумеют. Больше визитов и ненужных процедур, значит, больше заработки.

Самые большие деньги в госпиталях обычно тратятся на стариков в последние недели их жизни. При этом молодые люди без страховки могут умереть от достаточно излечимых заболеваний, поскольку в больницы часто поступают поздно, в запущенном состоянии.

Есть другой пример – Канада, где все население застраховано. Но там серьезная нехватка врачей, канадские медики предпочитают зарабатывать в США. Поэтому на многие не экстренные операции и процедуры в Канаде очереди.

У России ещё есть возможность выбора, полезно перенять опыт здравоохранения Германии и Финляндии, а не США, где нет всеобщего государственного страхования, оно только для людей после 65 лет.

С выводом Михаила Мамонто