07.04.2018 4445

Приюты Японии: легко попасть, трудно выйти

По статистическим данным в Японии насчитывается 602 детдома, в которых содержатся около 40 000 детей. Количество обслуживающего персонала приближается при этом к соотношению 1:2 — на двух детей один сотрудник. Выглядит довольно достойно, а как на самом деле живется маленьким японцам в детских домах? Как они туда попадают, насколько часто уходят в родные или приемные семьи и что ждет детей после выпуска из японского детдома, рассказывает MedAboutMe.

Система детдомов и приютов

Система детдомов и приютов

В Японии ежегодно растет число детей, изъятых из семей по причине жестокого обращения дома. Около 60% воспитанников детских домов попадают в учреждения исключительно из-за этой причины. Всего в детских домах проживает втрое меньше детей, чем в России. На первый взгляд — довольно значительный перевес в пользу японцев: населения у нас всего на 17 миллионов человек больше, 144 млн против 127 в Японии. Однако стоит учитывать и другие цифры. Так, в России около 400 тысяч детей-сирот живут в патронатных семьях или вместе с опекунами. В Японии только 15% детей-сирот находят патронатные семьи или семейные детские дома (те же патронатные семьи, но с количеством детей 5-6).

Система государственной опеки Японии несколько отличается от российской и по структуре, и по возрастному цензу воспитанников. В нее входят:

  • аналоги Домов малютки для новорожденных и младенцев до года;
  • детские дома для воспитанников до 15 лет или до окончания средней школы;
  • коммунны, дома, где живут группами подростки от 15 до 19 лет, выпускники средней школы;
  • система краткосрочного санаторного пребывания для детей, которым необходима психологическая поддержка и лечение;
  • патронатные семьи (от 1 до 4 детей), семейные детские дома (5-6).

Патронатных семей крайне мало. Еще меньше количество усыновлений. Статистики и эксперты по данному вопросу, в том числе и сами японцы связывают это с традициями общества. Детские дома стали появляться после войны, и система государственной опеки над сиротами остается неизменной с того времени. Она поставляет большое количество рабочих мест, самим сотрудникам детских домов невыгодно снижать количество воспитанников. Кроме того, есть и юридические аспекты.

Япония — одна из первых стран, легализовавших аборты. Это произошло еще в 1944 году. А вот усыновление людьми без родственных связей с ребенком было запрещено аж до 1988 года. Как правило, те счастливчики, за которыми все же приходили родные, забирались с целью получить кровного наследника. Если у родственников были свои дети — шансов у ребенка попасть в семью не оставалось совсем.

Если с момента возникновения детских домов и до начала 90-х в основном в учреждениях содержались дети, у которых родители умерли, то сегодня дети попадают в приюты по совсем иным причинам. Только 10% — настоящие сироты. 60% попадают в детдом из-за жестокого обращения родителей, а еще 30% приводят сами родители. Эта причина — не редкость, и для нее тоже есть традиционное японское объяснение. Растить ребенка дорого, работать женщинам в этом патриархальном обществе разрешили не так давно, и устроиться на полный день и получить полноценный рабочий контракт довольно сложно. А без такой работы не будет и госдотаций на период беременности и родов, не говоря уже о том, что совмещать работу, ребенка и полное ведение домохозяйства совсем непросто. А мужчины Японии все также традиционно совсем не склонны к домашним делам и уходу за детьми.

Как живется воспитанникам детских домов

Такаюки Ватаи — выпускник детского дома, куда он попал в возрасте 9 лет. Когда ему было 5, они с мамой переехали в Токио, где шансы на условно приличную жизнь были выше, чем в провинции. Из-за постоянной занятости матери ребенок оказался заброшен. Он мало ел, почти не ходил в школу, редко мылся и носил одну и ту же одежду без стирки. В итоге в 9 лет он был пойман на мелком преступлении и помещен во временный приют, а затем в детский дом.

Личный опыт
Такаюки Ватаи
Такаюки Ватаи

Я точно не помню, чем занималась мама в то время, но полагаю, она связалась с приютом и сообщила, что больше не может полноценно обо мне заботиться. Через некоторое время она приехала, и я думал, что наконец вернусь домой, а оказался в детском доме.

Хотя в детдоме, где жил Ватаи до 18 лет, он мог нормально питаться, там следили за чистотой тела, одежды и посещением классов, он испытал все трудности существования в закрытом детском коллективе. Он подвергался насилию и издевкам со стороны старших детей, а в школе скрывал, что живет вне семьи. «Я не смел рассказать одноклассникам, что живу в детдоме, боялся вопросов, где мои мама и папа. У меня развился комплекс неполноценности, потому что я сильно отличался от остальных детей, был не таким, как все».  

Такаюки Ватаи сегодня почти 40 лет, однако, по свидетельствам очевидцев, в системе детских домов с тех пор мало что изменилось.

На фотографии — детская комната, которую занимают 8 девочек 7-11 лет. Все, что есть личного, хранится в шкафчиках над кроватями, а побыть наедине можно только за тонкой занавеской, свисающей с потолка.

Морияма.pngТака Морияма, основательница благотворительной организации «3keys», занимается помощью детям в государственных учреждениях. Ее первые шаги в этой области начались после того, когда она однажды обнаружила, что одно из зданий по соседству с ее домом — приют. Прожив в районе не один десяток лет, она и не подозревала, что он расположен буквально в паре шагов, не говоря уже о низкой осведомленности населения страны о проблемах сирот в целом.

При посещении детского дома Морияма поразилась низкому уровню развития воспитанников, отставанию от сверстников, оторванности от реального мира. Это в корне отличалось от картины, нарисованной СМИ. «Казалось, будто время там остановилось многие годы назад».

Спальня-игровая для дошкольников в детском доме. Играть полагается перед рядом кроватей.

Проблемы усыновления и опеки

Проблемы усыновления и опеки

Помимо непопулярности самой идеи усыновления есть и еще одно препятствие: родители, отдавая ребенка под госопеку, могут письменно выразить согласие на усыновление. А могут и не выразить, что в большинстве случаев и происходит. И тогда ребенок остается «собственностью» родителей, воспитываясь в детском доме.

Социальные службы рассчитывают, что дети, которые фактически не являются сиротами, вернутся домой после 15-18 лет. При этом от родителей, отдавших ребенка в детский дом, не требуется ничего. Нет и лишения родительских прав при добровольной передаче. В итоге дети годами ждут, когда придут мама с папой и заберут их назад. Согласно статистике, 4 из 5 «сданных» детей родителей больше никогда не видят.

Известна история, когда пара иностранцев, живущая в Японии, несколько лет общалась с малышкой из детдома. Ее забирали на прогулки, выходные, и все очень привязались друг к другу. Когда встал вопрос об официальном усыновлении, отказ пришел от родственницы — тети малышки. Причиной было происхождение потенциальных родителей: лучше японский детдом, чем родители-иностранцы.

Патронатные семьи, как и в России, получают выплаты за опеку над ребенком, причем те патронатные родители, кто прошел курсы, получают пособие в два раза выше (а если опеку оформляют родственники, то никаких выплат им не положено). Но это не мешает им ставить условия детям: чаще всего опеку оформляют на здоровых и хорошо воспитанных детей. Есть и совсем абсурдные случаи: известна история маленькой девочки, которую приемные родители вернули обратно, так как их не устроила ее форма ушей. Выяснился такой ужасный порок приемного ребенка после посещения парикмахерской.

В среднем усыновляют в стране не более 500 детей в год. Под опеку берут больше, однако такой вид патронажа предусматривает договор по обязанностям опекунов перед ребенком и обязанность ребенка покинуть семью по достижении 18 лет.