Детские болезни
Зачем в больнице клоуны?
4.7

Зачем в больнице клоуны?



Статью проверил эксперт

«Здравствуйте!» — говорим мы при встрече, желая человеку здоровья и благополучия. «Здорово!», — ответят нам. Это ведь так естественно — желать ближним и не очень людям не болеть и радоваться жизни. Не зря 21 ноября в мире отмечается Всемирный день приветствий, совсем не зря. Здороваться гораздо приятнее, чем прощаться.

Но иногда беда все-таки случается, и здоровье исчезает куда-то, утекает в тайные прорехи в ткани мироздания. Болезнь стремится подчинить себе все, особенно когда человек еще маленький, и у него так мало сил, чтобы сопротивляться недугу…

И тогда на помощь к нему приходят в больничную палату клоуны. Со смешными носами, воздушными шариками и мыльными пузырями.

Зачем нужно устраивать в больнице цирк? Уместно ли это? Не вредит ли клоунада лечебному процессу? Обо всем этом и многом другом рассказывает MedAboutMe.

Клоуны в больнице

Клоуны в больнице

Больничная клоунада — изобретение американцев. Первые клоуны появились в палатах около 30 лет назад, а потом идея стала распространяться по разным странам. В некоторых из них клоуны являются штатными работниками больницы — как врачи и медсестры. Они помогают пациентам отвлечься от болезни и своих переживаний, забыть о страхе. Иногда клоуны помогают проводить медицинскую экспертизу малолетних жертв насилия, участвуют в реабилитации.

В России первая организация профессиональных больничных клоунов появилась в 2011 году, но все-таки чаще всего надевают на себя смешной клоунский нос и идут в больничную палату волонтеры, в обычной жизни работающие в самых разных сферах деятельности. А вот в столице в команду принимают только профессиональных актеров.

Комментарий эксперта
Валерий Крючков, волонтер клуба «Доктор Неболит» из Витебска
Валерий Крючков, волонтер клуба «Доктор Неболит» из Витебска

Основная профессия Валерия — дорожный рабочий. А Доктором Тюбиком он становится по выходным, когда переодевается в клоунский наряд и отправляется в больницу помогать маленьким пациентам справляться с унынием, страхом, усталостью. 

В Беларуси больничные клоуны появились раньше, чем в России — в 1994 году. Волонтеры обязательно проходят Школу клоуна, мастер-классы, тренинги. По мнению Валерия, клоуну необходимо уметь импровизировать, слушать, играть — причем не только с детьми, но и с родителями. В его сумке всегда лежит много воздушных шариков и насос, чтобы их надувать. Валерий может сделать из шарика хоть меч, хоть цветочек, хоть собачку, которая останется с ребенком.

«Я работаю за идею, не ради денег. Да, бывает эмоционально тяжело, особенно в палатах для тяжелобольных детей, которые проводят в больнице долгие месяцы. Но для того и существует красный клоунский нос. В нем я — доктор Тюбик, веселый, говорливый и наивный. Снимаю — и я Валера. Это помогает не нести в жизнь всю ту тяжесть, которая накапливается во время посещения больницы».​

Любой, кто хочет попробовать себя в роли больничного клоуна, проходит тестирование. По международным правилам возраст волонтера не может быть меньше 23 лет, так как эта деятельность связана с огромной психологической нагрузкой, которую не всякий вынесет. Впрочем, люди и более старшего возраста могут не справляться, если не обладают способностью отделять свою обычную жизнь от того, с чем встречаются в палатах больных детей.

Не принимают и тех, кто намеревается нести в палаты жалость и сострадание. Больничная клоунада — не об этом. И еще больничные клоуны — не аниматоры, чья задача развеселить и развлечь. И не врачи, и поэтому не вмешиваются в лечебный процесс и не обсуждают его.

Сложно? Да, наверное. И не прибыльно: международный кодекс запрещает принимать деньги от пациентов и от больниц. А меценаты и спонсоры находятся не везде и не всегда. Исключение составляют только те случаи, когда должность клоуна есть в штатном расписании лечебного учреждения.

Клоун — витамин от боли и апатии

Клоун — витамин от боли и апатии

Дети в больнице не ждут от клоуна жалости. Их жалеют все остальные — родители, медицинский персонал. И эта жалость не всегда идет на пользу детям, потому что ее избыток может давить и душить, создавая ощущение безысходности и бессмысленности сопротивления болезни. Клоуны слышат порой от родителей — «Какое веселье? Ребенку плохо, уйдите!»

Уходят, конечно. Потому что это одна из заповедей — не навязывать свое общество. Не входить, не спросив разрешения.

Но от «оставления в покое» детям лучше не становится. Чаще как раз бывает наоборот: ребенок, ушедший в себя, переставший общаться даже с близкими, отказывающийся от пищи, вдруг начинает «возвращаться», потянувшись к клоунам. Потому что именно этому и учат волонтеров — становиться детям партнером по играм, слушателем и даже пациентом.

В игре ребенок может вернуть себе то, что отнимает у него болезнь и лечебные процедуры: понимание и контроль. Вот пришел в палату смешной клоунский «доктор» — иногда и в белом халате, да. Но халат разрисован божьими коровками и ромашками, а на шее вместо фонендоскопа висит гирлянда из игрушечных сосисок. А из кармана торчит игрушечный градусник. И этого доктора можно «послушать», измерить ему температуру и даже сделать ему игрушечный укол! Здорово же. И возвращается ощущение того, что от тебя, маленького и слабого, в жизни все-таки еще что-то зависит. Наверное, и собственное здоровье тоже… И побороться стоит!

Комментарий эксперта
Екатерина Гурьева, психолог, больничный клоун
Екатерина Гурьева, психолог, больничный клоун

Мы работаем без сценария, хотя какие-то заготовки могут быть. Больничная клоунада отличается от цирковой тем, что мы всегда здесь, сейчас, и играем с вот этим ребенком. Если он устал от медицинских манипуляций — мы даем ему «пульт управления», и он обретает власть, ощущение «я могу!». Это помогает повернуться лицом в сторону выздоровления. Если он не ест — начинаем игру, в которой надо накормить игрушку или еще кого-нибудь. Перед тем, как начинать работу, врачи обязательно говорят нам, в каком направлении работать с тем или иным ребенком. Одному, например, нельзя смеяться, другому лучше вообще не двигаться, в лор-отделении нельзя шуметь, в офтальмологическом — пускать мыльные пузыри.

С медицинской точки зрения клоунотерапия эффективна потому, что помогает повысить уровень серотонина. Израильские врачи, где клоуны работают почти в каждой больнице, проводили исследования с двумя группами детей, в одной из которых работал клоун. Именно в этой группе после операции дети восстанавливались вдвое быстрее, чем в контрольной.

Мы не развлекаем больных, мы помогаем реабилитации, отвлекаем их от недуга. Больничных клоунов сегодня пускают даже в отделение реанимации — разумеется, с соблюдением всех строгих правил этого отделения. Иногда нас просят помочь в ожоговом отделении, где дети очень страдают от боли во время перевязок. Наша задача в этом случае — отвлечь от боли, работать, как живой телевизор. Иногда ничего не помогает, и тогда мы просто кричим вместе с ребенком. А некоторым детям и смеяться нельзя, тогда мы можем погрустить вместе с ним или просто поговорить. Сказку придумать, например.​

Вопросы и ответы про работу клоунов
Сколько времени длится визит и как часто клоуны приходят в больницу?

Сколько времени длится визит и как часто клоуны приходят в больницу?

Это зависит от многих обстоятельств, одно из них — нехватка волонтеров. Обычно клоун работает несколько раз в месяц, по 2-4 часа. В каждой палате клоуны проводят 10-20 минут. Причем обычно, входя в палату, они не здороваются, словно и не уходили. А выходя за двери — не прощаются, чтобы не вызывать грусти и не «обрубать концы» . Уходят, словно скоро вернутся, и возвращаются — через неделю или несколько дней.

Что происходит, если родители или врачи против визита?

Ничего не происходит. Клоуны просто уходят. Настаивать на «причинении добра» они не имеют права. Кроме того, иногда для ребенка полезно говорить «Нет». Потому что клоуны могут оказаться единственными, кому можно отказать.

Как обстоит дело с гигиеной?

Это очень серьезный вопрос, ведь клоуны работают и в инфекционных отделениях, и в хирургических, и в онкогематологии, где дети очень уязвимы к любым инфекциям. Все волонтеры проходят обязательный курс больничной гигиены, и строго следуют правилам.

Вся одежда изготавливается только из натуральных материалов. После каждого использования — обязательная стирка и дезинфекция. Обувь обрабатывается спиртом, игрушки и реквизит или стираются, или обрабатываются заморозкой. Все клоуны регулярно проходят медицинские осмотры. Даже подозрение на легкую простуду — причина отложить работу.

Как удается избегать эмоционального выгорания?

Клоуны стараются работать в паре, поддерживая и подпитывая друг друга. Кроме того, им необходимо уметь разделять свою обычную жизнь и работу волонтера. Отчасти для этого служит клоунский наряд, нос или грим. Вместе с ними волонтер снимает все эмоции, накопившиеся за время работы в больнице. Но иногда эмоциональная усталость все-таки накапливается, и тогда приходится делать перерыв.

Какие существуют запреты для клоунов?

Какие существуют запреты для клоунов?

Их довольно много.

Нельзя входить в палату без разрешения врача и родителей ребенка. Нельзя курить перед работой, а накануне выхода в больницу — принимать алкоголь. Под запретом любая обсценная лексика и даже просто грубые слова, пошлые шутки. Нельзя тормошить ребенка и даже трогать его за части тела, закрытые одеждой, потому что там могут быть катетеры или раны. Нельзя приносить с собой свои убеждения и свой образ жизни, свою религию или атеизм. Клоун-вегетарианец съест сосиску, если так надо для ребенка, а атеист вместе с ребенком обратится к богу. Потому что клоун — это персонаж, образ, аполитичный и совершенно нейтральный. И еще клоуны не оплакивают тех, кто не смог победить болезнь и ушел в иной мир.

Какими качествами должен обладать доктор-клоун?

Уметь играть, даже если под рукой нет ничего, никаких игрушек. Не бояться выглядеть дураком и быть с ребенком на равных. Уметь нести не жалость, но радость. И не одноразово, а регулярно. Быть честным и уметь работать в команде.

Комментарий эксперта
Яна Сексте, актриса, волонтер благотворительной организации «Доктор-клоун»
Яна Сексте, актриса, волонтер благотворительной организации «Доктор-клоун»

В Израиле клоуны и врачи сотрудничают на совсем другом уровне. В Хайфе, в университете, действует специальное отделение, где обучают больничной клоунаде. Там проводят серьезные научные конференции, посвященные этому направлению деятельности — с обсуждением исследований, с научными докладами.

Когда мы там были на конференции, один из участников сказал очень точные слова: «Больничный клоун — не лекарство. Он — витамин». Не вылечит, но сделает так, что станет легче.​

Сколько в России больничных клоунов?

Сколько в России больничных клоунов?

Сложно сказать. Но точно меньше, чем требуется. Профессиональные организации больничных клоунов есть в Москве и Санкт-Петербурге, в Орле и Ростове-на-Дону, в Рязани и Казани. Школы больничной клоунады проводили в Калининграде, Красноярске, Томске, Новосибирске и в других регионах страны.

Комментарий эксперта
Хухлаева Елена, невролог
Хухлаева Елена, невролог

За прошедшие годы врачи убедились в эффективности работы больничных клоунов. Это действительно очень нужно детям, особенно «тяжелым», которым приходится проходить тяжелый и длительный курс лечения в больничных стенах.

Клоуны приносят радость, счастье, которых в больнице совсем немного. Не было еще случая, чтобы ребенок не откликнулся на клоунов, отказался от участия в игре, от подарков, которые приносят волонтеры. Среди них нет случайных людей, все они проходят подготовку, обладают опытом общения с детьми. И, кроме того, врачи не оставляют своих пациентов без присмотра.

Использованы фотоматериалы Shutterstock

More than just clowns--Clown doctor rounds and their impact for children, families and staff / Ford K, Courtney-Pratt H, Tesch L, Johnson C. // J Child Health Care. - 2014 Sep

Теоретические аспекты больничной клоунады анализ отечественной и зарубежной литературы / Гурьева Е. С // КПЖ. - 2016. - №6

Социально-психологические качества больничных клоунов с разным стажем работы как критерий эффективности их деятельности / Гурьева Е.С. // КПЖ. - 2017. - №1

Больничные клоуны: игра или профессия? / Уракова Е.С., Седов К.С. // РЖДГиО.. - 2015. - №3