28.05.2016 Обновлено: 13.12.2019 11792

Как это было: сеансы Кашпировского

Эксперт

Голубев Михаил Аркадьевич

Ваше мнение

Оставить отзыв

Самый конец периода застоя в СССР. Огромную страну лихорадит: воздух пропитан предчувствием перемен и идущего за ними темного, смутного времени распада и упадка. В такое время люди становятся более беспокойными, внушаемыми. А тут еще Гласность, упразднение цензуры в СМИ… Сенсации рождаются одна за другой — и умирают, всколыхнув своей короткой жизнью умы и встряхнув кошельки обывателей.

Но среди них были явления, которым до сих пор не дано однозначной оценки. Имя одного из таких явлений — Анатолий Кашпировский.

Кашпировский: психотерапевт, гипнотизер или шарлатан?


Одно можно сказать точно: шарлатаном в привычном понимании Кашпировский не был. Он действительно талантливым и опытным психотерапевтом, не один десяток лет отработавшим в Винницкой психиатрической больнице, вылечившим многих пациентов. У Анатолия Михайловича Кашпировского отличное образование и незаурядный талант не только врача, но и шоумена. Выступать публично он начал задолго до своих мега-популярных телесеансов: ездил с лекциями и выступлениями от Росконцерта как гипнотизер, не оставляя при этом основной работы в клинике.

Хотя гипнозом Кашпировский начал заниматься не сразу, и ему никогда не нравилось, когда его называли гипнотизером. Он предпочитает использовать другие термины: внушение, установка.

Методы Кашпировского изучались в серьезных институтах, и результаты исследований не давали веских оснований называть этого человека шарлатаном. Но безупречной его деятельность назвать тоже нельзя.

Все начиналось с лечения энуреза

Может показаться странным, но, по словам самого Кашпировского, он затеял свои знаменитые телесеансы для того, чтобы помочь людям, страдающим энурезом. Групповая психотерапия таких больных давала в его практике хорошие результаты: большинство детей переставали мочиться в постель. Анатолий Михайлович решил, что сможет вылечить значительно больше людей, если использует возможности телевидения.

Но результат первых сеансов дал неожиданные результаты. Люди стали сообщать об излечении от самых разных болезней. Видимо, сыграла роль внушаемость части аудитории, а затем и так называемое стадное чувство.

И тогда психотерапевт провел первый из знаменитых телемостов по дистанционному обезболиванию хирургической операции. Сам он находился в студии в Киеве, а операция проводилась в Москве. Это было 31 марта 1988 года.

Через год, 2 марта 1989 года, состоялся второй телемост, на этот раз Киев-Тбилиси. Кашпировский дистанционно обеспечивал анестезию сразу двум больным, которым удаляли вентральные грыжи. Профессор Г. Иоселиани, член-корреспондент Академии медицинских наук СССР, проводивший одну из тех операций, признавался позднее, что не может дать объяснения происходившему. Больная действительно не чувствовала боли при полостной операции, все три часа. Разумеется, было подготовлено все необходимое для экстренной анестезии обычными средствами, но ничего не потребовалось.

Необходимо добавить, что такой метод анестезии был выбран не просто так, не из желания поразить публику. Женщины, которым были сделаны операции, не переносили обычный наркоз. Согласие на такую необычную анестезию давало им нечто большее, чем всесоюзную известность: они получили шанс на излечение.

После двух этих телемостов Кашпировский был приглашен на встречу со зрителями в Останкино. За этой встречей последовали 6 выпусков «Сеансов здоровья», и страну буквально накрыла массовая истерия: успех был невероятно велик, и это повысило восприимчивость зрителей к внушению.

Телетерапия для всей страны

Телетерапия для всей страны

Сейчас кажется, что все 1990-е годы прошли под тяжелым взглядом Кашпировского с телеэкранов… Но на самом деле сеансов, транслировавшихся на всю страну, было всего шесть. Правда, помимо телесеансов, Кашпировский проводил и многолюдные массовые сеансы, гастролируя по стране и собирая огромные стадионы зрителей.

Во время трансляции сеансов страна вымирала: все собирались у телевизоров. Даже те, кто относился скептически, включали в это время телевизор, чтобы убедиться: уж они-то на это внушение не поведутся, конечно.

А с остальными, поверившими, происходило всякое. Именно это «всякое» и заставило, в конце концов, запретить телесеансы групповой психотерапии. Появился даже новый термин: синдром Кашпировского, с которым в больницы поступало все больше людей.

Если сначала люди пламенно и истово поверили, что этот крепкий человек с пронзительным взглядом непременно исцелит их от всех болезней, то вскоре настроение масс изменилось. Проскользнула информация, что больная, которой первой делали операцию без наркоза, с одним только внушение