02.01.2017 288

Ожирение влияет на мозг и подавляет желание двигаться

Американские ученые из Института диабета и заболеваний почек и пищеварительной системы считают, что люди с лишним весом мало двигаются не из-за лени, а в результате изменений в головном мозге, к которым приводит ожирение.

Бытует мнение, что люди и животные с избыточным весом меньше двигаются, потому что им лень и тяжело таскать свои лишние килограммы. Однако ученые провели несложный эксперимент, который доказывает, что это не совсем так. Одну группу из 8 мышей посадили на нормальную диету, а вторую на протяжении 18 недель кормили пищей с высоким содержанием жиров. Мыши из второй группы стали постепенно набирать лишний вес, и к 4-й неделе они значительно меньше двигались, чем стройные мыши из первой группы. Но, что интересно, сокращение их активности произошло раньше, чем они приобрели достаточный лишний вес, мешающий им перемещаться.

Исследователи обнаружили, что в мозге у тучных мышей снижено количество дофаминовых D2-рецепторов (D2R), которые в норме в большой концентрации присутствуют в стриатуме (полосатом теле). Эта структура головного мозга отвечает за мышечный тонус, движение и «вознаграждение» человека. Ученые попробовали вообще удалить D2R из головного мозга худых мышей и стали активно кормить их жирной пищей. Оказалось, что животные с дефицитом рецепторов дофамина не набирали вес, но при этом стали очень мало двигаться.

Исследователи пришли к выводу, что дефицит дофаминовых рецепторов в головном мозге угнетает естественное стремление человека к движению. То есть снижение физической активности – это, скорее, следствие, чем причина ожирения. Люди толстеют не потому, что мало двигаются, а наоборот: мало двигаются, потому что приобретают лишний вес.

Тучным людям бесполезно указывать на силу воли – только с ее помощью проблему «лени» на биохимическом уровне решить довольно сложно, считает глава исследования Алексей Кравиц (Alexxai V. Kravitz). Они не получают «вознаграждения» от физической активности, как стройные люди, и поэтому им вдвойне сложнее заставить себя двигаться.