Советы врача
Покорми своих микробов
4.4

Покорми своих микробов


Автор
Татьяна Любимая


В последние годы можно наблюдать всплеск интереса ученых к теме бактерий, живущих в организме человека. Российские микробиологи не остаются в стороне. В частности, в феврале-марте было проведено первое в стране краудфандинговое исследование микробиоты OhMyGut, направленное на изучение микрофлоры кишечника. Хотя, как шутит один из авторов исследования Сергей Мусиенко из биомедицинского холдинга «Атлас», приходилось разъяснять, и что такое «микробиота» и что такое «краудфандинг», проект оказался более чем успешным и привлек почти в три раза больше желающих стать объектом исследования, чем предполагали сами ученые. О том, зачем разбираться в своих микробах и как нужно о них заботиться, MedAboutMe расспросил Сергея Мусиенко и соавтора исследования OhMyGut — Дмитрия Алексеева из компании «Кномикс».

Покорми своих микробов

— Дмитрий, Сергей, расскажите, пожалуйста, что такое микробиота?

Дмитрий
Дмитрий

Мы проживаем нашу обычную бытовую жизнь, но при этом кое-что знаем о пользе и вреде различных явлений для нашего организма. Многие из этих знаний существуют очень давно. Например, мытье рук перед едой кажется нам привычным делом, но когда-то именно мытье рук перед операциями сильно изменило хирургию. Сейчас нам даже странно представить, что в прошлом врачи противились этому нововведению.

Другой пример — вред табака. Какое-то время назад люди о нём не знали, и курить можно было везде — до сих пор в самолетах можно встретить пепельницы в подлокотниках. Влияние микробиоты — точно такое же наблюдение за особенностью деятельности человеческого организма.

Сергей
Сергей

Если очень коротко, то микробиота — это огромное количество бактерий, которые живут в нас. Очень интересен факт, что бактерий в нашем организме примерно столько же, сколько клеток. Пока до конца не понятно, кого в нас больше: нас самих или бактерий, которые мы «перевозим». Может быть мы на самом деле — ходячий биоробот, населенный бактериями, которые этим биороботом управляют?

Эти бактерии интересно изучать. Это стало возможным не так давно, когда мы получили какие-то инструменты, которые позволяют более детально рассматривать их.

— Почему исследователям интересно, понятно… Но зачем людям, незнакомым с медициной, знать о микробиоте?

Дмитрий
Дмитрий

Микробы населяют наше тело с момента его появления, и между ними и человеческим организмом существует древняя интимная связь. По-видимому, с появления самого первого кишечника микробы развивались вместе с нами. Или скорее помогали нам — многоклеточным существам — развиваться. Они обеспечивали переваривание пищи и защиту от вредоносных микробов. По мере развития систем организма микробы стали серьезно взаимодействовать с иммунной системой. Наш организм все время анализирует, что с ним происходит с ним и внутри него, и он использует данные, полученные от микробов, чтобы представлять, как и что происходит в кишечнике. Он принимает решение, например, что он сыт, что внутри всё в порядке, или наоборот что-то не так и надо включать защиту.

Сергей
Сергей

Интерес простых людей является следствием научного интереса к этой теме. Так уже было, например, с геномом: сначала это было интересно ученым — потом простым людям. Сейчас исследователи уже не просто по чашке Петри определяют, какие у вас бактерии, на глаз, а могут количественно сказать: «У вас 500 бактерий с выраженностью меньше сотой доли процента».

— О чем это говорит?

Сергей
Сергей

Пока еще нет такого анализа как диагностического инструмента, но в целом есть огромное количество знаний, которые говорят, что рост числа таких-то бактерий вполне может являться предиктором наступления таких-то заболеваний. Это не только рак, но и такие заболевания, как болезнь Крона или язвенный колит и сахарный диабет.

Ученые не говорят, что это что-то значит. Это говорят те, кто превращает такие знания в инструменты или продукты.

— То есть анализ микробиоты сейчас не дает готовых ответов?

Сергей
Сергей

Пока компании, проводящие такие тесты, ведут себя очень консервативно, то есть не дают никаких рекомендаций. Само по себе это знание о том, что у вас столько-то таких-то бактерий мало что несет. Но врачи могут наблюдать людей, если в ходе исследования находят у них что-то неправильное. Например, интересный факт: в результате анализа 271 образца, которые мы получили по итогам краудфандинга, мы нашли около десяти человек, у которых наблюдалась странная картина. У них произошли достаточно резкие изменения в составе бактерий. У нас были примеры, на которых мы наблюдали, как люди антибиотиками убивали практически все виды бактерий, превращали микрофлору в пустыню.

Пока, скажем так, мы учимся работать с результатами теста. То, что мы запустили на краудфандинге, не было коммерческим продуктом. Наверное, когда мы проработаем результаты всех пациентов, мы придем к пониманию того, что и как рекомендовать.

Сейчас, если мы видим, что какую-то функцию бактерии не выполняют, или она слабо выражена, например, синтез витаминов или жирных кислот, тогда пациенту можно подобрать какой-то продукт питания в рацион, чтобы он мог, грубо говоря, «покормить своих бактерий».

— А бактерии нужно «кормить»?

Дмитрий
Дмитрий

С тех пор как мы стали жить менее естественной жизнью — не так, как ожидают от нас наши микробы, — они в опасности, и это может сорвать работу всего организма.

За последнее время, скажем, сто лет, мы очень сильно изменили наш быт в отношении микробов и питания. В областях здравоохранения и производства продуктов не задумывались о том, что надо учитывать и микробиоту нашего организма. Это привело к тому, что мы «немного перегнули палку»: производим лекарства, которые уничтожают полезных микробов вместе с вредными. И в текущих медицинских стандартах нет пока правил восстановления полезных микробов после таких вмешательств.

Мы производим пищу, которая переваривается нашим организмом, но почти ничего не достается микробам. Кроме того, для сохранения пищи мы используем консерванты, которые пусть и не дают продуктам испортиться, но, попадая в наш кишечник, такие вещества, возможно, необратимо влияют на него.

— Почему о микробиоте стали говорить именно сейчас? Есть спрос на такие знания?

Дмитрий
Дмитрий

С одной стороны, самые распространенные заболевания сейчас — это рак, диабет, различные иммунные отклонения и метаболические расстройства. С другой стороны, уровень нашей технологии достиг того, что мы можем анализировать такие сложные показатели, как ДНК тысяч микробов. И хотя сами микробы не являются причиной вышеописанных заболеваний, эти болезни — многофакторные, и микробы — это один из тех факторов, на который каждый из нас в состоянии повлиять.

Думаю, что знания о микробиоте должны стать общим знанием для всех. У нас были истории про плохих микробов и Мойдодыра, пусть будут истории про хороших микробов, мы будем больше для них делать и тем самым поддерживать здоровье нашего общего с ними организма.

На мой взгляд, этот организм в той же мере их, как и наш, и, возможно, мы наносим ему больше вреда, чем бактерии, которые наоборот, пытаются с этим справиться. Но теперь мы можем действовать заодно.

— Каким Вы видите будущее знаний о микробиоте?

Дмитрий
Дмитрий

Я бы сказал, что это уже настоящее. Мы уже используем такие знания для подтверждения безопасности или эффективности некоторых лекарственных препаратов. Медучреждения, думаю, в первую очередь обратят внимание на общее состояние микробов, особенно после курсов антибиотикотерапии. Вместе с диагностическими компаниями будут разработаны доступные тесты, а фармакологические и пищевые компании сделают лекарства или питание помогающее восстанавливать или поддерживать микробов.

— А можно ли их использовать без врачей? Например, проверить себя анализом и скорректировать свое питание?

Дмитрий
Дмитрий

Большинство людей и так выбирает свое питание без врачей. Это как с витаминами — можно обнаружить низкий уровень витаминов и начать их принимать, или питаться продуктами с высоким их содержанием. Чем больше мы будем продвигаться в этом направлении как исследователи — тем больше будет возможности использовать эти знания до клиники — в профилактике и, возможно, даже без врачей. Микробы могут рассказывать об определенных отклонениях, и сейчас на основе исследований мы представляем, как можно этот баланс микробов сместить в лучшую сторону.

— Много ли в России специалистов, врачей, которые смогут корректно интерпретировать данные исследований и анализов о микробиоте?

Дмитрий
Дмитрий

Думаю, их будет становиться всё больше — на любой большой конференции сейчас много докладов на эту тему. Врачи читают и, конечно, хотят разбираться в вопросе. По моему мнению, по мере внедрения таких исследований в практику будет увеличиваться количество таких специалистов, и в конечном итоге это должно стать одним из инструментов для врачей. Как стетоскоп. И, скорее всего, врачи будут использовать его всё больше на свое усмотрение.

Сергей
Сергей

Специалистов мало. Врачей нужно тоже учить, как пользоваться новыми инструментами. Когда ты получаешь количественный анализ по 500 видам разных бактерий, это вообще не то, с чем врачи в принципе готовы работать. Даже названия этих бактерий никому не известны, это, по сути, отдельные виды бактерий. Все знают лактобактерии, бифидобактерии — с этим всё понятно, но это не 500 видов. Конечно, еще пройдет какое-то время — и нам предстоит эту работу вести — когда мы вместе с врачами доработаем анализ.

Пока то, что мы сделали — это больше отчет для пользователя, я не могу его назвать на этом этапе медицинским или врачебным. До этого еще пройдет какое-то время, пока мы его переработаем, поработаем над формой и содержанием для того, чтобы врачи могли его применять на практике.

К тому же, врачи очень консервативны, и им нужен инструмент для определенных задач. Для диагностики, например, вот это им очень понятно. То есть ты должен прийти к врачу и сказать: «Смотрите, вот этот тест поможет вам на ранней стадии обнаружить болезнь Крона». Тогда врачам всё понятно. Но для того чтобы сказать врачам, что твой тест диагностирует болезнь Крона, надо проделать огромную работу. Пока мы ориентировали тест на здоровых людей — это очень существенно. Когда ты говоришь с больными, тебе нужно доказывать чувствительность теста, специфичность теста, что он работает у тебя как высокоточный прибор, все процессы отлажены настолько, что ты готов ручаться головой за каждый диагноз, который ставишь.

Дорогу до диагностического продукта нам еще предстоит пройти. По моим прогнозам, до этого еще примерно полтора года. Пока мы больше говорим про велнесс, лайфстайл и понимание того, что человеку полезно есть.

— Как дальше будут развиваться исследования в этом направлении? Чего ждать еще?

Дмитрий
Дмитрий

Думаю, здорово было бы знать как различные препараты влияют на микробиоту — достаточно много биодобавок, пре — и пробиотиков. Если разобраться в том, как эти препараты влияют на людей — то мы могли бы всё время поддерживать баланс. Думаю, появятся одобренные препараты, в составе которых будут целые микробные сообщества для лечения и профилактики. Будут точно сделаны прорывы в профилактике и лечении самых распространенных заболеваний.

Инфекционные болезни и эпидемиология / Покровский В.И., Пак С.Г., Брико Н.И., Данилкин Б.К.. - 2007

Пропедевтика внутренних болезней / Мухин Н.А., Моисеев В.С.. - 2008