Советы врача
Протозойные инфекции и лекарства «прицепом»
4.8

Протозойные инфекции и лекарства «прицепом»

Среди всего многообразия живых существ, обитающих на нашей планете, в отдельное царство выделяют простейших — одноклеточных обладателей ядер (то есть эукариот), которые нуждаются в поступлении пищи извне (то есть с гетеротрофным типом питания). Простейшие могут существовать как сами по себе, в виде одиночных клеток, так и в виде колоний, достигающих нескольких миллиметров в диаметре и даже различимых невооруженным глазом.

Организм человека, естественно, контактирует и с простейшими. И раз нас активно используют бактерии, вирусы, грибки, то было бы странно, если бы простейшие обошли наше тело вниманием. А это значит, что в отдельную группу можно выделить болезни, которые вызывают эти простейшие микроорганизмы. Такие болезни носят специальное название — «протозойные инфекции».

Впервые их существование было показано на примере малярии. Автором идеи о том, что малярия вызывается простейшими, стал Шарль Луи Альфонс Лаверан — французский физиолог и эпидемиолог, чье день рождение мы отмечаем как раз сегодня, 18 июня. За свои труды в области протозойных инфекций Лаверан даже был награжден Нобелевской премией по физиологии и медицине.

MedAboutMe выяснял, какие простейшие нам угрожают и в чем особенности лечения протозойных инфекций.

Бактерии и простейшие: в чем отличие?

Бактерии и простейшие: в чем отличие?

Логично возникает вопрос: чем бактерии и бактериальные инфекции отличаются от простейших и протозойных инфекций, соответственно.

Главное отличие — отсутствие у бактерий ядра, то есть, они относятся к прокариотам, а простейшие — к эукариотам.

Кроме того, бактерии могут сами синтезировать питательные вещества при помощи трех биохимических процессов: брожения, дыхания и фотосинтеза. То есть, они являются автотрофами — сами себя питающими. А простейшим необходима еда извне, сами они не в состоянии производить все нужные питательные вещества, поэтому им приходится охотиться на бактерий или на других простейших. Есть, конечно, и среди них исключения (эвглена зеленая, например), но это редкость. И поэтому их называют гетеротрофами.

Также бактерии осуществляют обмен генетической информацией путем рекомбинации наследственного материала. А простейшие сливаются «в экстазе» друг с другом и формируют гаметы, получившие обновленный чужими генами набор хромосом.

Еще один важный момент: существует немалое количество бактериальных инфекций, которые являются результатом активизации собственной условно-патогенной микрофлоры организма на фоне снижения иммунитета. А вот условно-патогенных простейших не существует — это безоговорочные паразиты, которые не могут являться частью сообщества микроорганизмов, обитающих в теле человека в норме.

Наконец, в отличие от бактерий, простейшие имеют несколько разных стадий развития. Часть их жизненного цикла проходит не в организме человека, а в телах других живых существ. И если бактериальные инфекции протекают в виде активного размножения микроорганизмов (а также выделения ими токсинов), то при заражении простейшими имеется еще одна стадия — откладывание цист, которые выводятся из тела человека вместе с фекалиями.

Протозойные болезни

По оценкам врачей, только от протозойных болезней на планете умирает не менее 1 млн человек в год, при этом угрожают они миллиардам людей. Да, конечно, бремя протозойных заболеваний сосредоточено в основном в тропических и субтропических регионах мира, но и в странах с более умеренным климатом есть риск заболеть инфекцией, вызванной простейшими.

В перечень мировых болезней-лидеров в данной категории входят малярия, лейшманиоз, токсоплазмоз, криптоспоридиоз, лямблиоз и амебиаз. В России лидируют лямблиоз, токсоплазмоз, бластоцитоз, амебиаз и малярия. Реже встречаются лейшманиоз, трихомониаз, бабезиоз и балантидиаз.

Простейшие обитают везде. Заразиться ими можно при контакте с почвой, водой и с зараженными продуктами, инфицированными животными и больными людьми, а также при укусах насекомых и клещей, переносящих инфекции. Половой путь заражения тоже не исключается.

Вы много читаете, и мы это ценим!

Оставьте свой email, чтобы всегда получать важную информацию и сервисы для сохранения вашего здоровья

Лечение протозойных инфекций: в поисках лекарства

Лечение протозойных инфекций: в поисках лекарства

Лечение таких болезней — отдельная проблема. Ни от одной из протозойных инфекций не существует вакцины, а имеющиеся лекарства с годами постепенно утрачивают свою эффективность, как это произошло с малярией.

Интересно, что нередко лекарствами для лечения людей, зараженных простейшими, становятся препараты, которые уже используются человечеством для лечения других патологий. Этот подход получил название piggy-back — дополнительное использование лекарства, так сказать, «прицепом». При этом молекулярная мишень для лекарства, предназначенного для лечения одной болезни, используется в качестве отправной точки для лечения другого недуга.

Так, ферменты гистондеацетилазы (HDAC), которые являются лекарством для лечения Т-клеточной лимфомы, сегодня рассматриваются как потенциальные препараты для терапии малярии, лейшманиоза, трипаносомоза и ряда других паразитарных заболеваний. Другой пример — первичные сульфонамиды, угнетающие фермент карбоангидразу и назначаемые при отеках на фоне легочно-сердечной недостаточности, изучаются как возможные противомалярийные средства, а также как лекарства для лечения лейшманиоза и трипаносомоза. И ингибиторы фосфодиэстеразы, которые используются в терапии шизофрении, на данный момент находятся в стадии изучения их как противопаразитарных средств.

Известно, что антибиотики — это средства против бактерий, а, к примеру, на вирусы они не действуют. Однако для терапии некоторых протозойных инфекций годятся и антибактериальные препараты. Так, доксициклин и некоторые другие тетрациклины использовались для лечения малярии, и по сей день применяется в качестве средства профилактики этого заболевания в сочетании с хинином. И антибиотики клиндамицин и линкозамид, в середине прошлого века назначавшиеся для лечения угрей, эффективны при малярии и токсоплазмозе.

И даже некоторые противогрибковые средства нашли применение в терапии протозойных инфекций.

Интересный момент: попутно происходят и обратные процессы. Лекарства от протозойных инфекций находят применение и в других областях медицины. Знаменитый хинин — первое лекарство от малярии, оказался эффективным средством в терапии артрита, судорог нижних конечностей и системной красной волчанки. Другой противомалярийный препарат хлорокин можно применять для лечения саркоидоза и рака. Наконец, достаточно современное средство от малярии артемизинин оказалось эффективным не только еще и против трипансомоза, но и для лечения злокачественных опухолей и некоторых видов глистов.

Выводы

Протозойные инфекции — проблема не только теплых и слабо развитых стран. В нашей стране также можно подхватить такую заразу. Самолечением заниматься не следует, но и надеяться, что «само пройдет» — не стоит. Некоторые из этих инфекций могут стать причиной гибели пациента. Поэтому необходимо обратиться к врачу и следовать его указаниям.

С другой стороны, следует помнить, что летние туристические поездки в тропики и субтропики чреваты инфицированием разнообразными местными протозойными инфекциями. Чтобы этого избежать, следует пить только бутилированную воду, обязательно мыть такой же водой фрукты, овощи и зелень, употреблять только термически хорошо обработанные мясо и рыбу, использовать перчатки при контакте с почвой, активно применять репелленты для защиты от насекомых и, конечно, строго соблюдать личную гигиену.

Использованы фотоматериалы Shutterstock