Дети
Способный, но рассеянный: ну что за ребенок?
4.8
17.02.2018
1061

Способный, но рассеянный: ну что за ребенок?

Отлично читает, знает все спутники Плутона и вообще отличается высоким интеллектом? Уже пользуется таблицей умножения, самостоятельно поняв принцип, или точно помнит, сколько позвонков у ихтиозавра? От детей с высоким интеллектом родители ждут и отличной учебы, и такой же хорошей памяти в бытовых вопросах. Однако ни навыки мышления, ни объем памяти, ни умение концентрировать внимание не гарантируют хороших отметок в дневниках. Не говоря уже о том, что в быту способные и умненькие дети порой требуют намного большего количества напоминаний и указаний, чем можно было бы предположить. В причинах и методах исправления ситуации разбирается MedAboutMe.

Юные гении и социальная дезадаптация

Юные гении и социальная дезадаптация

Ребенок с ярко выраженным талантом в любой области может быть невероятно рассеянным во всех иных. Гений и социальная дезадаптация часто «идут рука об руку»: гениальность, как известно, это 1% таланта и 99% трудолюбия, иначе говоря — сконцентрированности на проблеме, которая больше всего интересует человека. И на все иное у него просто не хватает ресурсов: внимания, оперативной памяти.

История помнит имена великих ученых, отличавшихся великой же рассеянностью.

  • Фалес Милетский, возглавлявший список семи главных мудрецов Древней Греции, отличался любовью к математике, философии и, в особенности, астрономии. Его любовь к звездам позволила даже неплохо зарабатывать: предсказывая грядущие урожаи, Фалес Милетский делал вклады в производственные мощности (маслодавильни) и получал прибыль. Однако его рассеянность вошла в легенды: Платон рассказывал, что увлеченное наблюдение за ночным небом нередко завершалось для мудреца падениями в ямы.
  • Уильям Арчибальд Спунер — известный и уважаемый профессор Оксфордского университета, чьи мысли, оформленные в письменную и устную речь, дали название рассеянности в речи, «спунеризму». Для него характерным было написание и отправление писем с просьбой прийти и помочь, ах нет, вот уже решилась проблема, и помощь не нужна. А речь профессора — источник вдохновения Самуила Маршака: и стихотворении «Вот какой рассеянный» используются именно «спунеризмы», слова с перестановкой слогов и частей;
  • Исаак Ньютон — пример сочетания глубокой концентрации мыслительной деятельности с высокой результативностью. А также чудак, который выходил на улицу не полностью одетым, нуждался в напоминаниях об обеде и забывал, куда идет.
  • Андре-Мари Ампер, в честь которого названа единица измерения тока, превзошел и Ньютона. На одном собрании он забыл, где должен сидеть, и попытался согнать с нового места некоего «занявшего его своевольно» господина, оказавшегося императором Наполеоном. А уйдя однажды из дома и прикрепив на двери заметку для визитеров «Ампер вернется вечером», он пришел внезапно пораньше, прочел записку… И ушел, чтобы вернуться вечером.
  • Александр Бородин, не только композитор, но и медик, химик и человек, всерьез спрашивавший жену «Катенька, как тебя зовут?» и совершавший много иных рассеянных чудачеств.

Это, пожалуй, самая приятная ситуация для родителей: несмотря на неудобство ребенка в быту, его потребность в постоянных напоминаниях и уходе на уровне малыша, тут хотя бы есть логичное объяснение причины и «бонусы». Быть родителем маленького гения неудобно, тревожно, но так приятно!

Однако стоит помнить, что ребенку предстоит вырасти и существовать в системе, где надо самому помнить про обеды, не выходить из дома без штанов и даже порой покупать продукты и оплачивать счета. А также стоит знать, что гиперконцентрация на чем-либо, усиленная работа мозга в одном направлении искажает развитие, обедняя другие функции.

Методы коррекции

Талант и гениальность, несомненно, нуждаются в подпитке и поощрении. Однако не стоит потакать ребенку в стремлении замыкаться только на физических опытах, игре на скрипке или сочинении поэм. Привлекая его к домашним делам, помогая делать перерывы в увлеченном исследовании, родители способствуют и психическому, и физическому здоровью. Не давать замыкаться в своем научном или артистическом мирке — основной метод коррекции развития. Таланту это не помешает, а вот самому ребенку очень поможет и сегодня, и в будущем. Мозг должен развиваться равномерно.

Дети с нарушением обработки информации: способный, но не способен

Дети с нарушением обработки информации: способный, но не способен

Прежде чем обвинять ребенка в невнимательности, стоит понять, на чем ему сложно концентрировать внимание. У нас есть несколько систем восприятия информации, и при нарушении обработки полученных данных от органов слуха, например, ребенку сложно порой понять, о чем его просят, услышать и уяснить объяснение на уроке, а также воспринимать информацию в шумном помещении. При этом он может гениально решать примеры, писать сочинения и играть в теннис. А вот с диктантами и выполнением поручений родителей, если их не писать на бумажке, будет беда.

При нарушении обработки зрительной информации детям, например, сложно переписывать что-то с доски или из учебника. Контрольное списывание может быть настолько утомительным, что через пару предложений ребенок устанет и начнет смотреть в потолок, а тест по математике ограничится только ответами, без переписанных условий задачи. При этом и грамотность, и математические способности могут быть «на высоте».

Нарушения моторики также приводят к плохим отметкам на фоне общего отличного уровня знаний: писать сложно, почерк ужасный, «за содержание пять, за оформление два».

Педагогам известен феномен детей, которые не преуспевали в младших классах из-за подобной «рассеянности и невнимательности», зато в старшей школе «взялись за ум» и начали хорошо учиться. «За ум», конечно, берутся и дети, и родители, однако чаще такое явление объясняется довольно просто: нарушение обработки информации в одной области компенсируется другой.

Как правило, лучше всего к началу старших классов компенсируются школьники с нарушением аудиовербальной обработки: начальные классы почти полностью построены на рассказах преподавателя, что таким детям сложно воспринимать. Зато чем старше — тем больше возможностей развивать визуальное восприятие и получать хорошие отметки за счет использования этого канала информации. Чуда не происходит, происходит та самая компенсация. И наоборот нередко тоже бывает по той же причине: успешный младший школьник теряет внимание и сосредоточенность, как только изменяется канал подачи информации.

Методы коррекции

Оптимально, если диагностикой и коррекцией такого «рассеянного» будет заниматься нейропсихолог. Однако и родители могут понять, в каких ситуациях случаются провалы во внимании и, с одной стороны, использовать другие методы (списки и таблицы, схемы действий вместо устных напоминаний), с другой — помогать развивать слабые стороны, применяя различные методики. Например, тот же алфавит или письменные формы букв можно не только писать, но и петь, изображать руками и ногами, рисовать рядом фигурки в соответствующих позах или заучивать стишки на каждую букву.

Организационные навыки: не только в организациях

Организационные навыки: не только в организациях

Ребенок и читает, и пишет, и считает «на отлично», и проблем с каким-либо восприятием вроде бы нет. Зато не может собрать портфель, на уроке болтает, смотрит в окно, а уж убрать игрушки на место из разряда невыполнимых миссий. Что это, нежелание выполнять инструкции?

Взрослым кажется, что задача «возьми и съешь яблоко» состоит из двух пунктов: взять и съесть. На самом деле в ней множество дополнительных действий: пойти на кухню (не отвлечься по дороге на телевизор), открыть холодильник, найти яблоко (а если его не видно за молоком? А взять это или другое? А если яблоко уже кто-то съел, то что?), не забыть закрыть холодильник, помыть фрукт, закрыть кран, съесть (нет, не на диване), выкинуть огрызок… И в процессе можно отвлечься на конфеты, разозлиться, что красных яблок не осталось, и забыть закрыть холодильник, не вытереть руки…

Все эти действия мы совершаем автоматически. Однако для каждого пункта необходимы достаточно развитые организационные навыки: что следует за чем, и какие факторы надо держать в уме. И некоторые дети (их довольно много) к этому не способны. Они не успели вовремя научиться сами, и им надо помогать.

Как правило, от ребенка с не самым высоким интеллектом, который «звезд с неба не хватает», явных навыков не ждут. А вот способные и умненькие дети, которым собрать портфель или положить книгу на место невероятно сложно, вызывают удивление и, порой, раздражение. Такой умный, значит, должен помнить и про закрытый холодильник. Или сделать домашнее задание за полчаса, а не сидеть над легкой задачкой до полуночи, разрисовывая тетрадь цветочками.

Организационные навыки требуют нескольких составляющих, и недостаточность тренировки каждого фактора может приводить к «рассеянности»:

  • оперативная (рабочая) память нужна, чтобы помнить про яблоко, кран и холодильник;
  • расстановка приоритетов необходима, чтобы не свернуть с дороги на кухню в комнату поиграть;
  • управление временем;
  • организация выполнения подзадач;
  • задержка реакции не позволит побежать открывать дверь на звонок, не закрыв кран;
  • управление эмоциями поможет не сорваться на сестру, съевшую все красные яблоки;
  • устойчивое внимание, настойчивое стремление к цели, гибкость в решениях, способность начинать работу помогут все же дойти и взять яблоко. А потом выкинуть огрызок.

Организационные навыки многокомпонентны. У взрослого они развиты (обычно, хотя и не у всех) благодаря лобным долям мозга и возможности распределять нагрузку на серое вещество. У ребенка лобные доли только начинают «включаться», управлять концентрацией внимания, волей, произвольными функциями, и за каждый волевой поступок (не смотреть в окно на уроке, не ударить обидчика) отвечают только они. Такая напряженная работа отчасти компенсируется взрослыми: в процессе воспитания мы «одалживаем» детям свои лобные доли, выполняем функции еще несовершенных участков и одновременно учим и развиваем детский мозг.

Методы коррекции

Для начала необходимо понять, какой компонент организационной схемы действия у ребенка страдает. Дети могут быть рассеянными, невнимательными, отвлекающимися, «застревающими» на одном действии, и за все это отвечают разные компоненты структуры организационных навыков.

Перечисленные выше составляющие надо оценить в процессе выполнения ребенком заданий, которые обычно не удаются, и исправлять с учетом пробелов. Хорошо помогают в любой ситуации схемы, которые надо проговаривать, рисовать, иногда даже представлять в лицах. Карта «похода за яблоком» с возможными препятствиями, мини-шоу «я отвечаю на уроке у доски», схема «что должно быть в портфеле перед сном» и план маршрута подготовки ко сну.

Сложные задания, например, уборка комнаты, должны делиться на части и по итогам, и во времени. Уборка всех красных вещей, сложить все книги в стопку, подобрать все паззлы — и только! И схемы, и деления на части — это не только процесс, который облегчает работу ребенку, но и метод обучения его лобных долей мозга новым функциям, которые необходимы в любой деятельности.

Гениальность или нарушение обработки информации, отсутствие организационных навыков — любая причина, по которой ребенок испытывает затруднения в учебе, социальной активности и жизни в целом, указывает на дисбаланс в развитии. Можно не обращать внимания на плохие отметки, утешаясь высоким интеллектом ребенка и выдающимися способностями, однако стоит помнить, что нарушения мешают гармонично развиваться, и ребенку в этом дисбалансе предстоит жить и работать. Скорректировать ситуацию, помочь восполнить недостающие умения в детском возрасте — значит, сделать достойную инвестицию и в будущее ребенка, и в свое: постоянно переживать за рассеянного и несобранного взрослого и напоминать выросшему сыну, где кастрюля с супом, намного более энергозатратно, чем обучить схеме «как взять яблоко».