Коронавирус
ПОДТВЕРЖДЕНО
СЛУЧАЕВ:
случаев в РФ
0
Полная информация
Воспитание детей
Пранки, розыгрыши и побеги: как помочь подростку пережить карантин
4.5

Пранки, розыгрыши и побеги: как помочь подростку пережить карантин

Карантин, как лакмусовая бумажка, выявил множество семейных проблем. И одна из них – отношения с подростками. В тех «ячейках общества», где уже были неполадки, они усиливаются. Но и в обычных семьях не все просто: эмоции накаляются, возникают новые условия жизни и новые ограничения. И подростки пытаются найти выход из-под пресса обстоятельств. Кто-то справляется с помощью друзей и хобби, ну а кого-то тянет на противоправные действия – даже если он сам их считает обычными шутками.

MedAboutMe рассказывает о новых подростковых проблемах в период пандемии и путях их решения.

Кто отвечает за поведение школьников сейчас?

В период онлайн-обучения это сложный вопрос. Дети дома, а значит, ответственными за них становятся родители. Юристы даже затрудняются сказать, кто будет виноват, если в процессе онлайн-урока ребенок получит травму.

По общим правилам и согласно ст. 41 № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», школа несет ответственность за безопасность детей во время уроков и перемен, а также если они находятся на территории школы.

Также по ст. 1073 Гражданского кодекса РФ, если малолетний гражданин причинил вред во время, когда он временно находится под надзором образовательной, медицинской или иной организации, организация отвечает за причиненный вред, если не докажет, что вред возник не по ее вине.

Но так как дети хотя и учатся, но из дома – то ответ неоднозначный. Прецедентов нет, даже если ребенок в процессе выполнения задания от физрука поранился, вряд ли вина будет на преподавателе или школе.

Совсем другое дело, если ученик решил причинить вред. Сегодня для таких поступков даже не надо быть рядом – достаточно интернет-связи. И следственный комитет вместе с Министерством просвещения уже начали отслеживать оскорбительные случаи и хулиганские истории срывов дистанционных уроков.

21 апреля было возбуждено уголовное дело за срыв сессии онлайн-образования в школах Санкт-Петербурга по статье 272 УК РФ о неправомерном доступе к информации.

Предполагается, что виновник – стример, который создает потоковую трансляцию видео в режиме реального времени.

Он подключался к урокам, разыгрывал учеников, оскорблял, при этом выдавал себя за сотрудника Минобразования.

Но не только такие «профи» могут быть наказаны. Школьников тоже планируют привлекать к ответственности по различным статьям:

  • за унижение чести и достоинства;
  • за мелкое хулиганство при попытках срыва уроков;
  • родителям пранкера «достанется» по статье 5.35 КоАП РФ – за ненадлежащее исполнение родительских обязанностей.

Михаил Авдеенко, зампредседателя Общероссийского профсоюза образования, рассказал, что из-за негативных эффектов самоизоляции отмечается рост травли учителей школьниками. Растет количество пранков, издевательств над учителями, причем как со стороны школьников, так и их родителей.

Специалисты считают, что это указывает на отсутствие родительского контроля, поэтому ответственными будут также и взрослые. Но за что: за то, что не были дома в те часы, когда ребенок должен учиться, или за какие-то розыгрыши?

Как бы ни возмущались родители, такая практика уже вводится. А за рубежом она есть давно, и все намного серьезнее.

Ответственность родителей и подростков: пранки и шум в доме

Ответственность родителей и подростков: пранки и шум в доме

Пранки и розыгрыши тоже могут привести в тюрьму. Один из последних нашумевших по миру примеров – два подростка из США. Они набирали лайки в соцсетях, публикуя видео с пранками. В последнем парни обмотали дорожный знак прозрачным пластиком – днем он был незаметен, а ночью бликовал, и знак стало невозможно распознать.

В итоге «шалость» привела к гибели двух человек. Знак требовал остановиться перед перекрестком, а машина проехала без остановки. В результате аварии одна женщина скончалась на месте, вторая – в реанимации.

Подростков судили за непредумышленное убийство. Причем обоих, хотя обматывал знак только один – и ему дали 4 года лишения свободы. Второго, который участвовал только в покупке пластика и даже отговаривал друга, осудили на 8 месяцев. Потому что не предпринял попыток остановить розыгрыш и не обратился в полицию.

В Великобритании ответственность родителей за детей – понятие намного более широкое.

Возможно, одним из следствий пандемии COVID-19 станет принятие системы британцев в понимании ответственности за воспитание.

Там еще премьер-министр Тони Блэр ввел в практику предписания ASBO (Anti-social behaviour order, ордер антисоциального поведения), который стали называть Criminal behaviour order (CBO, ордер криминального поведения).

Ордер означает предупреждение, которое выписывают, начиная с 10 лет. Получить его очень просто – в наших реалиях такие поступки не наказываются. Например, такой ордер выдают за буллинг, преследование одноклассника, поджог жалюзи в витринах, курение в общественном месте, порчу частной и общественной собственности.

Эти ордеры – часть системы профилактики, направленная на выявление потенциального преступника еще в детские годы.

Несколько ордеров могут привести подростка в тюрьму. Причем преступление может быть не тяжелым – к примеру, можно систематически курить на школьном крыльце.

И хотя за подобные нарушения стараются не судить, но вероятность заключения за несколько хулиганств довольно высока, и тинейджеры это знают.

Один из вариантов альтернативного заключения – случай с Райаном Вилкинсоном. Ему выписали ордер за «истязание соседей»: десятилетний мальчишка не раз шумел и проказничал.

В итоге на 5 лет ему запретили посещение 4 районов графства в целом и любые публичные места в «часы тишины», с 19:30 до 7:30.

Британия отличается и более удивительными примерами. В 2017 г. мать двухлетнего мальчика предупредили о возможности получения ордера за то, что ее ребенок слишком шумел дома.

Мать в недоумении обратилась в СМИ с вопросом: «Это же ребенок, неужели я должна мешать ему играть?». Общество отреагировало: да, если ребенок мешает соседям, его надо приучать вести себя, как положено.

Судя по тому, что больше ордеров не было, все оказалось вполне возможным.

Если бы не получилось научить ребенка играть тише, мать получила бы Parenting Order, «родительский ордер», штраф и возможность лишения родительских прав. Потому что в Британии считают, что воспитание асоциального гражданина начинается в раннем детстве, и это надо пресекать.

В России сейчас отмечаются и более серьезные случаи – воровство подростков из-за нехватки денег, побеги из дома, чтобы наконец-то погулять. Недавно одного из таких «прогульщиков» в Подмосковье службе МЧС пришлось вызволять из озера – он с друзьями решил покататься на лодке.

Помимо общих мер на его родителей наложили также штраф за нарушение самоизоляции.

Мир, дружба, изоляция: как помочь «изолированному» подростку?

Мир, дружба, изоляция: как помочь «изолированному» подростку?

Мы сейчас все в одних и тех же условиях. Но пока взрослые опасаются «возвращения бандитских 90-х», подростковые психологи стараются помочь родителям не допустить ситуации, в которой тинейджеры, выйдя из-под контроля, начнут создавать группировки и нарушать закон.

Взрослые люди и дети по-разному понимают ситуацию, и это может вызывать конфликты. Чтобы ни ребенок, который стремится стать взрослым, ни его родные не пострадали из-за «невинных шалостей», эксперты просят соблюдать в семье особые «карантинные» правила.

  • Не драматизируйте и не нагнетайте панику. Старайтесь максимально сохранять привычки и традиции, менять их настолько, насколько требует ситуация. Карантин – не причина откладывать подготовку к ЕГЭ или запираться в комнате, уходя в «хоум-офис».
  • Помните об особенностях детей и подростков: они думают, что будут жить вечно, и это не просто фраза. Чувство самосохранения еще не развито, зато есть мифическая идеология, которая говорит: с тобой точно ничего плохого не случится! Поэтому все, что касается вируса, изоляции, последствий ее нарушения надо объяснять. С детьми и подростками надо говорить о COVID-19, и делать это правильно: спокойно, доверительно, на равных.
  • Следить за процессом учебы надо, и это факт. Ученики без контроля могут запустить обучение, и нагнать потом будет непросто. Хотя и «перебарщивать» не стоит: процессы онлайн-обучения не отлажены. Выделяйте время на внимание к сложностям, помощь ребенку и проявляйте терпение.
  • Обнимайте детей любого возраста. Хотя подростки редко идут на «детский» контакт с поцелуями, но могут вполне порадоваться массажу или шуточным «толчкам». Сообщайте таким образом ребенку: я знаю, что ты здесь, и ты знай, что я рядом.

У объятий есть еще одно очень важное преимущество: если крепко обниматься в течение 30 секунд, это повышает уровень серотонина.

А серотонин – важный гормон не только для счастья, но и для учебы: он повышает концентрацию внимания и улучшает память. Так что «детские телячьи нежности» можно подать под лозунгом «это надо для учебы»!

Самое главное: не оставлять ребенка одного со своими чувствами и тревогами. Тинейджеры отлично умеют искать информацию в интернете, а вот с фильтрацией могут быть проблемы. Взрослые разговоры они тоже слышат и делают выводы. По этой причине надо разговаривать с подростком и развеивать возможные страхи. Иначе для снятия тревоги он может пойти на розыгрыши, чтобы привлечь внимание других людей, которые станут для него важнее родителей.

Использованы фотоматериалы Shutterstock

Вы много читаете, и мы это ценим!

Оставьте свой email, чтобы всегда получать важную информацию и сервисы для сохранения вашего здоровья

A systematic review of the national and international evidence on the effectiveness of interventions with violent offenders / Jolliffe, D., Farrington, D. P. // London UK. - 2007. - Series 16/17

The Development of Criminal Style in Adolescence and Young Adulthood: Separating the Lemmings from the Loners / Asha Goldweber, Julia Dmitrieva, Elizabeth Cauffman, et al. // J Youth Adolesc. - 2011 Mar. - 40(3)

Educational Pathways and Change in Crime Between Adolescence and Early Adulthood / Raymond R. Swisher, Christopher R. Dennison // J Res Crime Delinq. - 2016 Nov. - 53(6)