11.03.2020 1296

Родильная горячка: убийца матерей

Эксперт

Мищенко Евгения Владимировна

Думает ли современная женщина, носящая под сердцем долгожданное дитя, об опасности родильной горячки? Вряд ли. Многие нынешние матери и не слышали об этой беде, всего полторы сотни лет назад уносящей жизни рожениц сотнями и тысячами. MedAboutMe предлагает вспомнить о темных временах истории акушерства. О том, что такое родильная горячка, и как удалось с ней справиться.

Беременность и роды: остаться в живых

Беременность и роды: остаться в живых

Если бы появилась возможность родиться вновь в другом веке, девятнадцатое столетие выбирать ни в коем случае не стоило бы. Особенно женщине. Развитие медицины тогда уже началось, но вот шло оно какими-то совершенно жуткими, бесчеловечными тропами. Открытия совершались буквально на крови и смертях, и акушерство вовсе не было исключением.

При больницах уже существовали родильные отделения, открытые для того, чтобы женщины могли разрешаться от бремени с помощью врачей. Но только вот какая штука: домашние роды чаще протекали без осложнений и чаще заканчивались благополучно. Тогда как в больницах умирала от родильной горячки каждая третья роженица. 

Материнская смертность была невероятно высокой, в отдельные периоды — до 50%.

Такой показатель был в 1850 году в родильных отделениях Праги. Если этот показатель снижался до 10%, результат считался отличным.

По большому счету, женщинам было безопаснее рожать в поле или в хлеву, чем в больнице. Риск умереть от родильной горячки у европейской женщины превышал риск смерти от оспы и холеры вместе взятых.

Проклятие акушерства: смерть матерей

Проклятие акушерства: смерть матерей

Происходило это так.

Вскоре после родов у молодой матери начинала повышаться температура и пульс. Послеродовые выделения (лохии) прекращались совсем или начинали очень плохо пахнуть. Потом женщина начинала бредить и вскоре умирала. Врачи практически не могли ничего сделать, так как не понимали природу происходящего. О бактериях и инфекции в то время еще никакого понятия не имели и готовы были скорее поверить во вредные космические лучи и плохое влияние планет.

Первым сделал правильные выводы молодой венгерский врач Игнац Земмельвейс, начавший врачебную практику в венской клинике, располагавшей двумя родильных отделениями.

Внимание Земмельвейса привлек тот факт, что в одном из них материнская смертность была заметно ниже, чем в другом. В первом, более благополучном, с роженицами работали акушерки-женщины. Во втором — студенты университета мужского пола, изучавшие не только акушерство, но и другие разделы медицины.

Разница была в том, что женщины не занимались вскрытиями в морге, а юноши-студенты проводили там много времени. И часто шли осматривать рожениц сразу после вскрытия очередного трупа, в том числе и женского — после смерти от горячки. Менять одежду и мыть руки считалось не обязательным.

До Земмельвейса никому не пришло в голову сопоставить эти факты. Ему — пришло, и молодой врач попытался ввести в практику тщательное мытье рук и обработку их хлорной известью перед тем, как приступать к осмотру роженицы. Когда ему удалось заставить мыть руки всех, кто посещал родильное отделение, смертность стала быстро снижаться.

Если вы думаете, что на этом битва с родильной горячкой и закончилась, вы сильно ошибаетесь. Начальник Земмельвейса запретил тому распространять информацию о снижении смертности в результате тщательного мытья рук. Потому что это сделало бы достоянием общественности тот факт, что причиной гибели матерей оказывались сами врачи, не соблюдавшие требований гигиены. Более того: Игнаца просто убрали, не продлив контракт, и пришлось ему работать практически бесплатно в больнице для бедных.

Что только Земмельвейс не делал, чтобы распространить свои открытия! Но везде натыкался на глухую стену профессионального снобизма и чванства, на насмешки и неприятие. В конце концов психика трагически одинокого борца с невежеством не выдержала. Будучи помещенным в клинику для душевнобольных (это еще одна страшная страница в истории медицины 19 столетия), Игнац Земмельвейс умер в возрасте 47 лет. И на какое-то время его идеи были забыты. Женщины продолжали умирать.

И только потом, когда ученые узнали о существовании микробов, когда появилось понятие об асептике, когда стало известно, как передается инфекция и как этому помешать, идеи Игнаца Земмельвейса получили запоздалое признание. На деньги, собранные врачами из разных стран, подвижнику и одинокому борцу за жизнь матерей был поставлен памятник.

Использованные источники