Советы врача
Ничего лишнего: как внедряются IT в здравоохранение России
4.3

Ничего лишнего: как внедряются IT в здравоохранение России


Автор
Татьяна Любимая


В «нулевых» российское правительство с удвоенной силой заговорило об информатизации здравоохранения. Речь шла о том, что данные о пациентах нужно хранить в электронных медицинских картах (ЭМК), а все лечебно-профилактические учреждения должна связать между собой Единая государственная информационная система здравоохранения (ЕГИСЗ). Крайним был назначен 2015 год, однако в его начале появилась новая дорожная карта Минздрава России, в которой речь идет уже о 2018-м. 

руководитель направления «ИТ в здравоохранении» компании Philips в России и СНГ Сергей ЛавановО том, почему трудно прогнозировать будущее, и «подводных камнях» информатизации здравоохранения рассказал в интервью MedAboutMe руководитель направления «ИТ в здравоохранении» компании Philips в России и СНГ Сергей Лаванов.

— Сергей, в 2013 году эксперты предсказывали, что массового внедрения IT в ежедневную деятельность медицинских работников следует ожидать не ранее 2015-2016 года. На дворе 2016, случилось ли?

— Все к этому двигалось, причем достаточно уверенно. Сейчас уровень информатизации намного выше, чем это было несколько лет назад, и в некоторых регионах уже в полной мере можно по достоинству оценить такие сервисы, как электронная медицинская карта пациента, архивы медицинских изображений и многие другие. При массовом внедрении IT медучреждения сталкивались с определёнными сложностями, например, с отсутствием стандартов электронной медицинской карты или типовых требований к медицинской информационной системе... Но надо отдать должное, Минздрав и другие ведомства решали проблемы по мере их возникновения. Требования к информационным системам и сервисам, а также дорожная карта развития ЕГИСЗ и федеральных сервисов — это именно то, чего не хватало, поскольку никто не понимал, как медицинская информационная система должна выглядеть: каким минимально необходимым функционалом она должна обладать и как она будет связана с другими системами и сервисами.

— Насколько сами медучреждения готовы к внедрению таких систем? Не встречается ли сопротивление?

— Мое личное наблюдение — в российской практике, когда шла программа модернизации и информатизации, ощущалась нехватка хороших управленцев. Не секрет, что руководители многих медицинских учреждений — прекрасные врачи и надо отдать им должное. Однако на этапе информатизации здравоохранения обнаружились пробелы в некоторых их компетенциях, начиная от выбора оптимальной медицинской информационной системы, понимания роли и значения IT, заканчивая комплексным управлением медицинского учреждения, развитием персонала и так далее. Именно недостаток управленческих навыков в области менеджмента медицинского учреждения в новых рыночных реалиях не позволяет проводить информатизацию ускоренными темпами.

У нас, например, есть отдел консультантов, цель которых помочь руководителям любого профиля посмотреть на медицинское учреждение со всех сторон, выявить какие-то «узкие места», обратить внимание руководителя на них и предложить варианты их решения, в том числе проконсультировать руководителей медицинских учреждений по стратегическому развитию.

— Вы упомянули «узкие места». А если смотреть глобально, то в чем «узкое место» информатизации здравоохранения? То есть, это власти, врачи не готовы или администрации медучреждений?

— Здесь есть несколько проблемных зон. В том числе, со стороны медицинского персонала: все привыкли работать по старинке и переломить чисто психологически подходы в работе достаточно сложно. Раньше специалисты работали с информацией на бумажных носителях, и это вполне их устраивало. В этой связи возникает законный вопрос: зачем вообще нужна информационная система? И здесь, на наш взгляд, не хватало именно правильной коммуникации со стороны главных врачей, со стороны Минздрава на уровень ниже. Информационное сопровождение проходящих изменений, их важности и необходимости — важное слагаемое успеха.

Есть другая достаточно известная проблема: посчитать экономический эффект от внедрения медицинской информационной системы крайне сложно — он будет ощутим 3-5 лет спустя. Медицинский персонал и главные врачи привыкли оперировать тем, что осязаемо, что можно прощупать, в частности, медицинским оборудованием. Когда речь идет о программном обеспечении, то все это неосязаемо. Ценообразование и то, какую выгоду такая система приносит, были не очевидны. На первых порах это отпугивало: есть нечто, что нельзя пощупать, но оно стоит существенных денег.

Решения для регионов

Решения для регионов. Источник: Philips в России и СНГ

— Информатизация выглядит, как решение для крупных больниц и крупных городов. Насколько это вообще может быть реализовано в регионах?

— Прежде, чем взять какие-то информационные технологии, нужно понять проблематику медицинского учреждения конкретного региона. Например, Республика Саха (Якутия), где есть несколько крупных городов – территория колоссально большая. Очень много населенных пунктов находятся за сотни, а может быть и тысячи километров от районных центров. В них также нужна квалифицированная медицинская помощь.

Для таких регионов решение может выглядеть следующим образом: есть фельдшерско-акушерский пункт, есть обученный персонал, у которого есть, скажем, на руках подключенный к интернету планшет с условной формой медицинской карты. И во время проведения осмотра специалист сразу же напрямую вносит в ЭМК данные. Далее эта информация поступает в областную, либо республиканскую больницу, где находится специалист и видит всю картину пациента, его историю болезни, результаты первичного осмотра. Затем лечащий врач принимает решение, как вести конкретного пациента дальше, необходима ли ему госпитализация. Такие технологии на сегодняшний день существуют и успешно функционируют в других странах.

Сегодня медицинские технологии стремительно развиваются. В частности, на прошедшем в декабре прошлого года в США конгрессе RSNA (Radiological Society of North America) была представлена разработка компании Philips — портативный ультразвуковой аппарат. Фактически, это — ультразвуковой датчик, который подключается к любому мобильному устройству, что позволяет проводить первичные осмотры в удаленных районах.

Если со стороны Минздрава поставлена конкретная задача по повышению качеству медицинской помощи, к примеру, в сельской местности, то при помощи информационных технологий и квалифицированного персонала эта задача решается.

В Москве и Московской области возникают другие проблемы, например, организационные, связанные с повышением эффективности системы здравоохранения в целом. Держать хорошего специалиста, талантливого, в поликлинике, где он будет заниматься рутинными задачами – не самый лучший вариант. Логичнее организовать некий диагностический консультационный центр, виртуальный, где талантливые и одаренные врачи будут консультировать специалистов на местах, в частности, в поликлиниках.

— Где-то это реализовано?

— Такие системы в столице уже успешно функционируют. Например, в Москве есть единый радиологический сервис, куда подключено более 40 поликлиник на базе Научно-практического центра медицинской радиологии. Его специалисты консультируют коллег в поликлиниках по самым сложным пациентским случаям.

Система, да и только

Система, да и только. Источник: Philips в России и СНГ

— Как вы оцениваете внедрение в России электронных медицинских карт?

— Из-за отсутствия четкой стратегии внедрения электронных медицинских карт, несколько лет назад мы пришли к тому, что IT-ландшафт в здравоохранении стал как лоскутное одеяло. Есть разрозненные медицинские информационные системы, которые так или иначе необходимо соединять. Они бывают различного функционала, с разными характеристиками, возможностями по хранению и обработке электронных медицинских карт. И Минздрав сделал правильный шаг для решения этой проблемы, пойдя по пути создания Единой государственной информационной системы здравоохранения (ЕГИСЗ). Это позволит существенно расширить применение IT в медицине и повысить ценность ЭМК пациента. Электронная медкарта — важный инструмент оказания медицинской помощи, и те учреждения, которые не успели внедрить ЭМК (благо их становится все меньше), обязательно в ближайшее время перейдут цифровой формат хранения данных о пациенте.

— Что дает единая система?

— У единой системы есть определенные стандарты, по которым осуществляется обмен информацией с медицинскими учреждениями, с IT-системами, которые установлены на местах. И это тот вектор, который позволит сделать, скажем, электронные медицинские карты более эффективными в применении на практике.

Одна из целей единой государственной информационной системы здравоохранения — создание мобильной ЭМК. Предположим, я довольно часто летаю в командировки. И задача единой системы заключалась в том, чтобы моя медицинская карта была доступна во всех медицинских учреждениях. Если я прилетел во Владивосток и мне потребовалась медицинская помощь, специалисты смогли бы мне ее оказать, получив данные моей ЭМК и посмотрев всю историю моей болезни.

— А сейчас, по сути, ЭМК не выходит за пределы одной больницы…

— Не совсем. Многие медицинские учреждения уже подключены к этой системе. И нужно отдать должное Минздраву, который выбрал этот вектор и настаивает на том, чтобы все медучреждения были в этой системе. Немногие знают, что есть, например, персональный кабинет гражданина Российский Федерации, жителя города Москвы, где он может увидеть свою электронную медицинскую карту. Также существует и мобильное приложение. Здесь, кстати, мы сталкиваемся еще с одной проблемой: люди не знают о тех сервисах, которые запущены в рамках единой системы. То есть, одна из ключевых задач — это правильная коммуникация в массы о том, что такие технологии уже существуют и ими можно пользоваться.

Будущее российского e-Health

Будущее российского e-Health. Источник: Philips в России и СНГ

— Как это может использовать обычный человек? Какая разница пациенту, как о нем собирают информацию?

— На самом деле, мы переходим здесь к по-настоящему революционному этапу. Представьте себе: у вас есть полная персональная история болезни. Да, конечно, если вы ведете здоровый образ жизни (ЗОЖ), она вам не потребуется. Но здесь происходит некий сдвиг в парадигме.

Предположим, есть страховая компания, которая в рамках добровольного медицинского страхования имеет доступ к вашей ЭМК, не в полном объеме, а в усеченном. Когда компания видит, что вы ведете здоровый образ жизни, у вас история болезней очень хорошая, для них это знак того, что, скорее всего, вряд ли вы в ближайшее время будете обращаться за медицинской помощью. То есть, вы здоровый человек, вы молодец. Возможно, они разработают на каком-то этапе некую систему премирования тем гражданам страны, которые ведут ЗОЖ. Или наоборот, компания, допустим, заплатила за вас страховку в 100 рублей, а вы не воспользовались ей в течение года, потому что вы абсолютно здоровых гражданин, и тогда вы получаете от компании страховой бонус в виде какого-то интересного гаджета. Это тоже один из векторов потенциального развития.

Возможности применения e-Health не ограничиваются только оказанием медицинской помощи, это также мощный инструмент прогнозирования и управления состоянием здоровья как отдельного взятого потребителя этих услуг, так и населения субъекта РФ или даже страны. e-Health открывает новые возможности в системе здравоохранения, о которых раньше мы могли только мечтать.

— Насколько реально в электронную медицинскую карту интегрировать данные с health-гаджетов? Или это в принципе две самостоятельные системы: ты наблюдаешь за собой с помощью мобильных приложений, пока врачи наблюдают за тобой по-своему?

— С точки зрения интеграции всевозможных гаджетов и мобильных приложений с электронной медицинской картой — технической проблемы, как правило, нет. Здесь есть вопрос целесообразности. Действительно, сложно себе представить, что на основе данных, полученных с носимых устройств, кто-то будет принимать какие-то серьезные решения.

Но если мы рассмотрим социальную составляющую, то такие данные позволят специалистам понимать, попадает ли человек в группу риска, стоит ли его привлекать к диспансеризации и так далее. Все это тоже позволяет системе здравоохранения прогнозировать свои будущие расходы. Также эти данные в некоторых случаях помогут специалистам понять предпосылки ухудшения состояния здоровья и помогут точнее выбрать тактику ведения пациента.

— Речь идет о «больших данных». Как они могут использоваться в будущем?

— Их обработка, хранение, структуризация, систематизация позволят Министерству здравоохранения заниматься так называемым Population Health Management, то есть управлением здоровьем населения.

Когда региональные Министерства здравоохранения имеют колоссальный объем данных о состоянии здоровья граждан в регионе, можно прогнозировать какие-либо сценарии. Допустим, в регионе 2 миллиона человек, на них аккуратно заполнены ЭМК, информация переносится со всевозможных гаджетов и из приложений. И аналитики, находящиеся в Министерстве здравоохранения, смотря на эту статистику, смогут сказать, например, что, скорее всего, через 3-4 года мы получим высокий рост инфарктов по населению. И выносят этот вопрос на обсуждение уже дальше на уровень губернатора, руководства республики, где они принимают решение о снижении этого риска путем профилактики и более тщательной работы с группой риска или же принимают решение о необходимости увеличения бюджета на оказания помощи больным ССЗ через 3-4 года

— Но есть ли те люди, которые будут это все анализировать? Есть ли готовые специалисты, которые реально будут это использовать для стратегических решений?

— Готовых специалистов, если они и есть, в России мало, поэтому консалтинг сегодня крайне востребован. Действительно, нужны люди с междисциплинарным подходом. Чтобы можно было обсуждать ситуацию на уровне регионального Министерства здравоохранения, необходимо понимать всю социальную составляющую региона, быть в курсе оснащенности тех или иных медицинских учреждений, знать все о доступности и качестве медицинской помощи. Поэтому ведущие специалисты, министры, главные врачи медицинских учреждений должны быть очень хорошими управленцами и иметь компетенции и знания в смежных областях.

Это то направление, в котором должно двигаться каждое региональное Министерство здравоохранения. Обязательно должны быть те специалисты, которые могут эти данные анализировать, делать правильные выводы и принимать правильные решения. И как раз такие компании, как Philips, IBM могут предоставить необходимый инструментарий и компетенции для обработки колоссального массива данных.